Последнее время всю историю Второй мировой войны пытаются подменить мифом "холокоста". На первый взгляд, многие статьи на сайте не имеют отношения к этому пропагандистскому мифу, суть которого заключается в подмене страданий сотен миллионов европейцев еврейскими страданиями, перевирании и выпячивании одних исторических фактов и игнорировании других. Однако, история не состоит из отдельных и изолированных явлений, поэтому все исторические факты необходимо рассматривать в их взаимодействии. Ревизия "холокоста" направлена на уточнение исторических фактов и создание сбалансированной картины происходивших событий. Чем более полной будет такая картина - тем меньше в ней места останется мифам "холокоста"..

Крым

Россия навеки покрыла себя позором, подло ударив в спину только что освободившейся от криминального режима разграбленной и ослабленной Украине. Оккупанты, вон из Крыма!

Всеобщая декларация прав человека

Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.
Статья 19 Всеобщей декларации прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года)

17.12.2006

Что говорят ревизионисты

Фридрих Брукнер

Доклад на международной Тегеранской конференции. 
Декабрь 2006 года.

1) Спор между ортодоксальными историками «холокоста» и ревизионистами

Никто не отвергает преследования евреев во время Второй мировой воины. Большая часть еврейского насе­ления всех стран, контролируемых национал-социалистической Германией, была выслана в лагеря или гетто на востоке.
В гетто и тем более в лагерях смертность в определен­ные периоды была шокирующе высока. Причиной этого, главным образом, были болезни, особенно сыпной тиф, распространяемый вшами, от которого немцам так и не удалось избавиться. Наихудшие цифры смертности были зарегистрированы в Освенциме, самом большом лагере, во второй половине 1942 г., когда эпидемия сыпного тифа уносила жизни большей части заключенных лагеря: меж­ду 7 и 11 сентября 1942 г. ежедневная смертность состав­ляла 375 человек[1].

В западных лагерях, таких» как Дахау, Бухенвальд и Берген-Белзен, где санитарные условия были лучше, чем на востоке, смертность была относительно низкой до кон­ца 1944 г. Но затем ситуация стала драматически ухуд­шаться. Согласно официальной статистике, из 27 900 за­ключенных, умерших в Дахау между 1940 г. и 1945 г., не менее 15 400 человек умерло в течение первых четырех месяцев 1945 г., что больше, чем за все пять предыдущих лет[2].
Когда британские и американские войска освобожда­ли западные лагеря в апреле 1945 г,, они обнаружили ты­сячи трупов и ходячих скелетов. Ужасающая смертность в течение последних месяцев функционирования этих ла­герей была прямым результатом общего краха Германии, за что частично несли ответственность сами западные со­юзники: ведь они систематически уничтожали немецкую инфраструктуру своими безжалостными, сеющими ужас бомбардировками. Британский врач, д-р Рассел Вартон, который провел месяц в лагере Берген-Белзен, замечал в своем докладе:
«Приезжавшие журналисты объясняли ситуацию в соответствии с потребностями пропаганды своей стра­ны. [...] Немецкие должностные лица говорили мне, что в течение нескольких месяцев было чрезвычайно трудно доставлять в лагерь пищу. Все, что двигалось по автобанам, подвергалось бомбардировкам [...] Я убедился, вопре­ки широко распространенному мнению, что не было ника­кой преднамеренной политики умерщвления голодом. Это подтверждается большим числом упитанных заключен­ных. [...] Основной причиной ситуации в Бельзене были бо­лезни, огромное переполнение, отсутствие правил и по­рядка в бараках, и недостаточные поставки пищи, воды и лекарств»[3].
Вплоть до настоящего времени ужасающие фотографии, сделанные союзническими журналистами, обычно представляются средствами массовой информации в качестве доказательств «холокоста»,  хотя каждый историк согласится с тем, что на них сняты трупы людей, умерших в результате эпидемий. (Между прочим, во всех западных лагерях, кроме Берген-Белзена, большинство жертв были не-евреи.)
Эта трагедия, как бы страшна она ни была — не то, что называется «холокостом». Это слово, имеющее грече­ское происхождение и означающее «жертвы огня», отно­сят к предполагаемому промышленному уничтожению евреев в специально созданных центрах смерти или «ла­герях истребления». Говорят, что несколько миллионов евреев были убиты в газовых камерах и, в значительно меньшем масштабе, в газовых фургонах. Кроме того, нем­цев обвиняют в том, что они расстреляли более миллиона евреев на оккупированных Советских территориях.
Для нас, ревизионистов, «лагеря уничтожения» со своими газовыми камерами — пропагандистская выдум­ка, вроде «оружия массового уничтожения Саддама Хуссейна», какое послужило предлогом для англо-американс­кой агрессии против Ирака в начале 2003 г. Ревизионисты считают, что немцы никогда не планировали уничтожение евреев, и что традиционная цифра «шесть миллионов» — безответственное преувеличение. (Фактически, докумен­ты военного времени позволяют сделать вывод о том, что около 300 000 евреев умерло в немецких концентрацион­ных лагерях[4].) Эти три пункта — план истребления, газо­вые камеры и цифра «шесть миллионов» — столпы исто­рии ортодоксального «холокоста». Что же касается гибе­ли евреев на Восточном фронте, ревизионисты не спорят с тем, что много евреев было убито, но они считают, что цифры, приводимые в ортодоксальной литературе по «холокосту», сильно преувеличены.
Если официальная версия истории правдива, тогда немецкие национал-социалисты на самом деле соверши­ли преступление беспрецедентного масштаба, и судьба ев­реев поистине уникальна по своей жестокости, на чем ев­реи непрерывно настаивают. С другой стороны, если мы, ревизионисты, правы, то судьба евреев, хотя и прискорб­на, но никоим образом не уникальна: преследование рели­гиозных и этнических меньшинств, массовые депортации, высокая смертность в переполненных лагерях, убийства гражданских лиц — все это случалось несчетное количе­ство раз в истории.
Чтобы решить» на чьей стороне правда, перейдем к исследованию улик.
Имеются ли вещественные доказательства преступ­ления? Я сконцентрируюсь на вопросе о газовых камерах смерти. Если этих химических боен не существовало» то­гда вся история с «холокостом» разваливается. В таком случае, не могло быть и никакого плана по уничтоже­нию евреев Европы, поскольку не было никакого орудия убийства, и цифра «шесть миллионов» становится невоз­можной, потому что несколько миллионов евреев, кото­рых прежде считали погибшими от газового отравления, должны быть вычтены из суммы в шесть миллионов.

2. Имеются ли вещественные доказательства преступления

Если миллионы евреев на самом деле были умерщвле­ны в газовых камерах, следует ожидать, что найдется мно­жество улик, подтверждающих эти беспрецедентные звер­ства — подлинные газовые камеры, или хотя бы чертежи этих камер; массовые захоронения с остатками жертв «холокоста» или, если нет никаких захоронений, то кремато­рии, способные сжигать предполагаемое количество тел. Как мы увидим в дальнейшем, таких вещественных доказательств просто не существует.
Правда, туристам демонстрируют здания, снабженные «газовыми камерами» в бывших концентрационных ла­герях Освенцим и Майданек, но изучение документов и технический осмотр этих помещении показали, что про­ектировка их как газовых камер не была предусмотрена и они не могли быть использованы в этом качестве. Давайте исследуем самую известную из них — «газовую ка­меру», которая расположена в крематории 1 Освенцима (основного лагеря). Не спорно, что эта комната служила моргом, где тела умерших хранились в ожидании кре­мации в печи смежной комнаты. Однако ортодоксальные историки утверждают, что в начале 1942 г. этот морг служил газовой камерой для убийства еврейских заключен­ных. Веществом, предположительно используемым для этих целей, был пестицид Циклон-Б, существующий в виде шариков, выделяющих синильную кислоту. Шарики Циклона-Б якобы сбрасывались в газовую камеру эсэсов­цем сквозь отверстия в крыше. Так как крематорий 1 на­ходился всего в 30 метрах от больницы лагеря, это озна­чало бы, что как медицинский персонал, так и пациенты могли быть свидетелями «секрета № 1 Третьего рейха» — ежедневного уничтожения евреев!
Общеизвестно, что использование синильной кислоты в помещении оставляет синие пятна в кирпичной кладке стены. Стены дезинсекционных помещений в лагерях Освенцим, Майданек и Штутхоф  покрыты синими пятнами, тогда как в морге крематория 1 нет ни малейших синих следов. Одно это исключает возможность использования в большом масштабе Циклона-Б в этом помещении.
Но кроме этого, при входе в «газовую камеру» (поме­щение около 100 кв. м), внимательный посетитель может обнаружить на одной из стен не что иное, как сточные трубы двух туалетов. Изучение чертежа строения объяс­няет загадку таким образом: рядом с моргом была убор­ная, отделенная от морга стеной[5]. Для того чтобы увеличить «газовую камеру» и сделать ее, таким образом, более ужасающей, поляки удалили эту стену после воины, но забыли удалить сливные трубы!
Другая явная подделка — это входная дверь морга, че­рез которую предполагаемые жертвы якобы входили в га­зовую камеру. В действительности же, эта дверь была про­рублена только в 1944 г., когда крематорий 1 был превра­щен в бомбоубежище. Раньше в морг можно было войти только из уборной или печного помещения.
На крыше «газовой камеры» имеются четыре отвер­стия, через которые якобы сыпали вниз шарики Циклона-Б, Но ни один из двух ключевых свидетелей по газо­вым камерам не упоминал эти четыре отверстия; на суде, проходившем в Кракове в 1947 г., бывший комендант лагеря Освенцим, Рудольф Хесс, говорил об одном  «отверстии»[6], в то время, как Перри Брод, эсэсовец, захваченный британскими войсками после воины, который дал наиболее подробное описание предполагаемых умерщвлений газом в этом помещении, упоминал о шести отверстиях в крыше[7].
Если бы немцы на самом деле сделали четыре отвер­стия, которые мы видим сейчас, они, конечно, располо­жили бы их на крыше равномерно, чтобы гарантировать равномерное распределение газа внутри. Но равномерное расположение отверстий можно видеть только сейчас, в реконструированном состоянии помещения. В первоначальном же помещении морга, их расположение было бы полностью нелогичным. В свете этих фактов, не остается сомнении, что отверстия были сделаны после воины.
Все эти хитрые манипуляции, плюс полное отсутст­вие синих пятен на стенах, позволяют сделать единствен­ный вывод: «газовая камера» Освендима не была тако­вой, и десятки миллионов туристов, посетивших это по­мещение со времен создания музея Освенцим, были и все еще остаются бесстыдно обманутыми музейной админи­страцией, Как показали исследования ревизионистов, то же относится и ко всем другим предполагаемым газовым камерам в бывших концентрационных лагерях национал-социалистов.
Таким образом, «орудие убийства» исчезло, не оста­вив и следа. Но где же тела «жертв холокоста?» Всего одного примера будет достаточно для прояснения этого вопроса.
Официальные историки «холокоста» настаивают на том, что огромное количество венгерских евреев были от­равлены газом в Освенциме-Биркенау (Освенцим-2) меж­ду 15 мая и 9 июля 1944 г. Согласно историку — французу еврейского происхождения Жоржу Веллерсу, число унич­тоженных газом венгерских евреев равняется 409 640[8], в то время как Рауль Хилберг, автор стандартного труда о «холокосте», считает, что «свыше 180 000»[9].
Возможно ли кремирование столь большого коли­чества жертв? По этому вопросу необходимо принять во внимание следующие факты:
1)     На момент этой предполагаемой огромной бойни существовало четыре крематория в Биркенау, которые на­зывались крематорий 2, 3, 4 и 5 (крематорий 1 основно­го лагеря не функционировал с июля 1943 г.).
2)     Крематории 2 и 3 имели по 15 муфелей каждый, крематории 4 и 5 по 8 муфелей каждый. Таким образом, четыре крематория имели вместе 46 муфелей.
3)     В 1975 г. группа британских экспертов по кремато­риям определила минимальное время, необходимое для полной кремации взрослого трупа. Оно составляет 63 ми­нуты[10], Для простоты, мы сократили это время до 60 ми­нут, или одного часа.
4)     Печи крематориев Биркенау не могли функциони­ровать более 20 часов в день, так как их необходимо чис­тить ежедневно.
5)     Таким образом, теоретически максимальное коли­чество взрослых трупов, которое могло быть сожжено в течение 55 дней, равнялось (46 х 20 х 55) =50,600.
6)     Для учета наличия детей среди гипотетических жертв, мы увеличим эту максимальную цифру на 10%, что означает, что в течение 55 дней всего 55 660 тел могло быть сожжено в крематориях, то есть менее трети количества, предъявленного Хилбергом, и менее одной седьмой количества, предъявленного Веллерсом.
На самом деле, даже это количество могло быть до­стигнуто, если бы крематории всегда функционировали безупречно, чего не было: как нам известно из имеющей­ся в нашем распоряжении обширной документации: про­исходили частые технические сбои, которые существенно уменьшали их эффективность. Кроме того, если бы кре­матории использовались на полную мощность для сжига­ния предполагаемых жертв газового отравления, то тела заключенных, умерших по естественным причинам в те­чение того же периода, не могли бы быть кремированы. Их невозможно было бы даже хранить в моргах крема­ториев, если бы последние использовались в качестве га­зовых камер. Даже ортодоксальные историки, которые сильно преувеличивают мощность крематориев Освен­цима, осознают эти технические невозможности. Они не могут прибегать к объяснению, что остальные жертвы (по крайней мере, 125 000), были кремированы в течение не­скольких месяцев после 9 июля, так как, в соответствии с их исторической версией, умерщвления газом продолжа­лись до конца октября 1944 г., хотя и в меньшем масшта­бе, и тела новых жертв, плюс заключенных, умерших ес­тественной смертью, должны были быть также кремиро­ваны. Ссылаясь на показания очевидцев, они утверждают, что большая часть тел переносилась из «газовых камер» в большие рвы и там сжигались. Но в течение предпола­гаемого уничтожения венгерских евреев Биркенау много­кратно фотографировала Союзническая авиация. Но ни один из аэрофотоснимков не запечатлел рвов, где проис­ходило бы сжигание, большого открытого огня или людей перед крематориями[11].
Напрашивается неизбежный вывод о том, что массо­вые уничтожения венгерских евреев в Освенциме-Биркенау — это миф,
(Наблюдатель, не знакомый с историей лагеря Освен­цим, мог бы объяснить тот факт, что немцы создавали четыре крематория с теоретически максимальной мощно­стью около 1000 тел за день как подтверждение политики истребления евреев. Но это было бы ошибкой. Строитель­ство крематория Биркенау происходило в августе 1942 г., когда сыпной тиф начал опустошать Освенцим, уничто­жив большую часть узников лагеря. За месяц до этого, в июле 1942 г., руководитель SS Генрих Гиммлер прика­зал расширить лагерь, с тем, чтобы он мог вместить 200 000 заключенных одновременно[12]. Если бы новая вспыш­ка сыпного тифа произошла в лагере с 200 000 заключен­ных, сжигание жертв потребовало бы крематориев с очень большой мощностью.)
Как заметит проницательный читатель, методы, кото­рыми пользуются ревизионисты, никоим образом нель­зя рассматривать как революционные или сенсационные. Аналогичными методами пользуются любые судебные эксперты, расследующие обычные случаи убийств, Их так­же обычно используют историки, изучающие другие периоды человеческой истории: общей практикой является предъявлять руины старых строений или эксгумирован­ные человеческие останки отдаленного прошлого для их скрупулезного научного изучения. Но когда дело касается «холокоста», ортодоксальные историки тщательно избегают подобных научных исследований и удовлетворяются свидетельскими показаниями. Они знают почему.

3. О чем говорят документы?

Хотя ортодоксальные историки часто заявляют, что имеются горы документов» подтверждающих тезис об ис­треблении евреев, они могут предъявить лишь горсточ­ку документов, тщательное изучение которых показыва­ет, что они ровным счетом ничего не доказывают. В те­чение десятилетий протокол конференции в Ванзее был представлен в качестве ключевого документа. 20 января 1942 г. высокопоставленные немецкие чиновники встре­тились на вилле Ванзее около Берлина чтобы обсудить антиеврейские мероприятия; результаты той дискуссии впоследствии были обобщены в протоколе[13]. Некоторые авторы-ревизионисты считают сомнительной достовер­ность этого протокола[14]. Но даже если он подлинный, он не содержит абсолютно никаких доказательств «холокоста», поскольку не содержит ни одного слова о политике истребления евреев или о газовых камерах. В 1992 г. из­раильский эксперт «холокоста» Иегуда Бауэр откровен­но признал  «Ванзее»  «глупой небылицей»[15]. К сожалению, эта «глупая небылица» до сих пор фигурирует в немец­ких учебниках.
Последним исследователем, сделавшим половинчатую попытку предъявить документальное подтверждение су­ществования смертоносных газовых камер, был француз Жан-Клод Прессак. В двух книгах, которые появлялись в 1989 и 1993 гг. соответственно[16], Прессак ссылается на до­кументы Центрального строительного офиса Освенцима, содержащие упоминание о газозащитных дверях, газовом подвале, газовых детекторах и т.п. Эти документы, дейст­вительно, являются солидным подтверждение существо­вания газовых камер, но необязательно предназначенных для убийств. Все основные лагери, включая Освенцим, имели дезинсекционные камеры, которые служили для уничтожения вшей, разносчиков сыпного тифа[17], и исполь­зовали Циклон-Б, пестицид, содержащий синильную ки­слоту. Эти дезинсекционные камеры иногда официально назывались «газовыми камерами»; таким образом, назва­ние буклета, опубликованного в 1943 г., было «Камеры газа синильной кислоты как орудие борьбы с сыпным ти­фом».  В своих ответах Прессаку проф. Роберт Фориссон[18] и другие ревизионистские ученые[19] смогли доказать, что все документы, на которые ссылается Прессак, могут быть легко отнесены к работе по борьбе со вшами, и что они ни в коей мере не являются уликой для доказательства умерщвления людей газом.
В сентябре 1996-го антиревизионистский французский историк Жак Бэнак признал, что не существует ни­какого научного подтверждения существования газовых камер для убийства людей, Он написал: «Для научного ис­торика свидетельские показания не составляют исто­рию. Это - лишь часть истории. Свидетельское пока­зание не имеет значительного веса; многие свидетельские показания не имеют большего веса, если нет солидного до­кумента, подтверждающего их. (…) Или мы отказываем­ся от архивного приоритета, и в этом случае, история дисквалифицирована как наука и должна быть переклассифицирована в искусство. Или мы поддерживаем приори­тет архивов, и в этом случае мы вынуждены допустить, что отсутствие следов делает невозможным предостав­ление каких-либо прямых доказательств существования газовых камер»[20].
О чем же на самом деле говорят сохранившиеся в ог­ромном количестве немецкие документы? Они доказывают, что Третий рейх на самом деле хотел освободиться от еврейского присутствия, но не посредством их уничтожения. До 1941 г. еврейская эмиграции на неевропейские территории с энтузиазмом поощрялась» но затем война и большое число евреев, живущих на вновь завоеванных территориях, сделали продолжение этой политики невоз­можным, и германское руководство, стало рассматривать осуществление того, что они назвали «окончательным территориальным решением» (это выражение встречается в письме Рейнхарда Хейдриха, написанным министру иностранных дел Иоахиму Риббентропу 24 июня 1940 г.)[21]. После больших территориальных завоеваний Третьего рейха на ранних этапах войны против Советского Союза, большое количество евреев было отправлено на оккупированные территории на Востоке, причем перевалочны­ми лагерями были Белжец, Собибор, Треблинка, которые в еврейской пропаганде становились «лагерями смер­ти», или «истребления». Одновременно рейх депортировал сотни тысяч евреев в концентрационные лагери для того, чтобы использовать их труд. Из-за чрезвычайно высокой смертности в некоторых лагерях, значительно сни­жавшей их экономическую полезность, немецкое руково­дство приняло меры для улучшения ситуацию. Позвольте сослаться на отрывки из двух документов, которые на­носят сокрушительный удар по заявлениям о холокосте. 28 декабря 1942 г.,  инспектор по концентрационным ла­герям Ричард Глюке отправил всем начальникам лагерей циркуляр, делающий их лично ответственными за поддер­жание заключенных в годном для работы состоянии. Он написал:
«Врачи лагеря должны относиться с большим, чем до сего времени, вниманием к рациону заключенных, и должны представить предложения по его улучшению ко­менданту лагеря, по договоренности с администрацией. Эти меры по улучшению не должны оставаться только на бумаге, но должны регулярно проверяться лагерными врачами. Более того, врачи лагеря должны позаботиться о том, чтобы условия работы на различных рабочих мес­тах были, насколько это возможно, улучшены. [...] Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер приказал, чтобы смертность была решительным образом сокращена»[22].
Фактически, этот приказ привел к значительному улучшению условий в большинстве лагерей, и смертность уменьшилась почти на 80% в течение последующих вось­ми месяцев[23].
26 октября 1943 г., Освальд Пол, руководитель Главно­го офиса экономической администрации СС, послал ди­рективу всем комендантам лагерей с требованием повы­сить производительность труда, Он заявил:
«В настоящем времени, людские ресурсы заключенных являются важными, и все меры комендантов, ответственных за продо­вольственное снабжение и врачей, должны быть нацелены на поддержание здоровья заключенных и их работоспособ­ности, Не из ложной сентиментальности, а из-за того, что они должны содействовать достижению великой по­беды немецкого народа, мы должны быть на страже бла­госостояния заключенных. Я предлагаю в качестве нашей первой цели: не более 10% всех заключенных одновременно могли бы быть не в состоянии работать из-за болезни. [...] Это потребует: 1) соответствующего и практиче­ского питания; 2) соответствующей и практичной оде­жды; 3) полного использования всех естественных средств для сохранения здоровья; 4) избегать ненужного напряже­ния и расхода энергии, не требуемых для непосредствен­ной работы; 5) бонусов за производительность»[24].
Ровно через восемь дней после того, как эта дирек­тива была выпущена, немцы, как говорят, расстреляли 42 000 евреев, которые работали на военных заводах в Майданеке и двух подчиненных ему лагерях! Как прави­ло, показания самозваных «свидетелей» и признания «ви­новных» образуют единственную основу этих обвинений[25], Вещи подобного рода заслуживают лишь приступов пре­зрительного смеха.
То возражение, что немцы щадили только трудоспо­собных евреев и уничтожали тех, которые были не в со­стоянии работать, категорически опровергнуто докумен­тами Освенцима, который предположительно был самым крупным центром уничтожения евреев. С 1990 г. так назы­ваемые «Штербебюхер» («Книги смерти») Освенцима, ох­ватывающие с некоторыми пропусками период с августа 1941 г. по декабрь 1943 г. (книги за 1944 г. исчезли), были доступны исследователям. Если, по прибытии, старые люди и маленькие дети сразу отправлялись в «газовые ка­меры», без их регистрации, как утверждают ортодоксальные историки, то и не будет никаких документов о смер­ти лиц свыше 60 и младше 14 лет. Фактически, по край­ней мере, десять процентов заключенных, которые умерли в Освенциме, принадлежали этим двум возрастным категориям[26]. То, что старых людей и детей депортировали, это, несомненно, позорно, даже если причиной этому был не садизм, а желание не разделить семьи. С другой стороны, если бы ортодоксальные историки были правы, не было бы никаких документальных следов этих людей в Освен­циме; все они были бы отравлены газом по прибытии.
В течение всего существования лагеря Освенцим, про­цент нетрудоспособных заключенных был всегда очень высоким. Например, 31 декабря 1943 г. население лагеря насчитывало 85 298, из которых не меньше, чем 19 699, или 23%, принадлежали к этой категории[27]. Если офици­альные историки правы, этих людей также должны были отправить в «газовые камеры». Ведь, с чисто экономиче­ской точки зрения, они были «бесполезными едоками».
Все это — ужасно неудобно для защитников мифа о «холокосте». Не менее неудобна и огромная масса до­кументов о медицинском лечении как нееврейских, так и еврейских заключенных в Освенциме. Этот аспект бу­дет детально рассмотрен во все еще не опубликован­ной книге итальянского ревизиониста Карло Маттоньо, в которой он цитирует много таких документов. Отметим лишь один пример: документ, составленный 27 июля 1944 г. показывает, что в течение предыдущих двух меся­цев 3138 венгерских евреев обратились в больницу лагеря Освенцим по поводу разнообразных болезней и, что 1426 из них были проведены хирургические операции[28]. В тече­ние того же периода, по крайней мере, 180 000 венгерских евреев якобы были умерщвлены газом в Освенциме! Го­воря о медицинской хирургии, польский историк Генрик Свибоски сообщает, что 11 246 заключенных были про­оперированы в больнице лагеря Освенцим в период меж­ду сентябрем 1942 г. и февралем 1944 г.[29] Дальнейшие ком­ментарии кажутся излишними.
Отметив отсутствие вещественных и документальных улик, можно убедиться в том, что вся история о «холокосте» полностью основана на показаниях так называемых свидетелей и признаниях обвиняемых. Одно это должно быть причиной глубокого скептицизма, Как удачно заме­тил американский ревизионист проф. Артур Бутц, нам не нужны никакие показания свидетелей или признания об­виняемых для того, чтобы знать, что Дрезден и Хиросима действительно были разбомблены и уничтожены[30].
Давайте теперь рассмотрим свидетельства очевидцев.

4. Эволюция свидетельских показаний

Начиная с конца 1941 г. еврейские организации в со­юзнических и нейтральных странах наполнили мир леде­нящими кровь историями о продолжающемся «истребле­нии» евреев на территориях, подконтрольных Германии. При чтении этих сообщений мы замечаем, что они не согласуются с сегодняшней версией «холокоста». Согласно последней, евреев умерщвляли пестицидом Циклон-Б в Освенциме, в то время как в так называемых «восточных лагерях смерти» Белжеце, Треблинке и Собибуре их уби­вали, используя выхлопные газы дизельных двигателей. Но истории, бытовавшие во время войны, были другими.
Начнем с предполагаемых «лагерей смерти» в Восточ­ной Польше. По слухам, распространяемым еврейскими организациями, евреи уничтожались посредством элек­трического тока в лагере Белжец. В 1945 г. еврейский ав­тор Стефан Сенде описывал процедуру убийств следую­щим образом[31]:
«Фабрика смерти располагается на тер­ритории примерно в 7 километров в диаметре.... Поезда, заполненные евреями, въезжали в подземные помещения, предназначенные для казни... Обнаженных евреев вводили в гигантские залы. Пол был металлическим и подвижным, Полы этих залов, с тысячами евреев на них, погружались в водный бассейн, расположенный ниже  —  но только на глубину, достаточную для того, чтобы люди на метал­лическом полу не оказывались под водой полностью. Затем включали ток. Через короткое время все евреи, ты­сячи их, были мертвы. Затем металлическую платформу поднимали из воды. На ней лежали трупы убитых жертв. Другой электрический разряд направлялся через трупы, и металлическая платформа превращалась в печь крема­тория, раскаленную добела, пока все тела не сжигались до состояния золы... Современная технология торжест­вовала в нацистской системе. Вопрос о том, как уничто­жить миллионы людей, был решен».
Другая версия о системе убийств с использованием электрического тока сохранялась до послевоенного пе­риода. В 1945 г., правительство Польши, в своем офици­альном сообщении о немецких преступлениях в Польше, которое было представлено Советским Союзом на Нюрн­бергском трибунале, заявляло, что в Белжеце евреев втал­кивали в строение, внутри которого ток высокого напря­жения проходил через полы[32].
Еще одна не менее абсурдная версия предполагаемых массовых убийств в Белжеце была предоставлена поля­ком, не-евреем, Яном Карски. Согласно этой версии ев­реев погружали в поезда, полы в которых были покрыты толстым слоем негашеной извести, которая, поедая плоть с костей[33], сжигала их.
Еще более показателен случай Треблинки, самого известного из так называемых «восточных лагерей смерти». Некоторые сообщения, распространявшиеся еврейскими организациями вскоре после открытия лагеря в июле 1942 г. действительно упоминали газовые камеры, но в них не говорилось о дизельном двигателе. Одно из этих сообще­ний описывало мобильную газовую камеру, перемещав­шуюся между массовыми захоронениями[34], в то время как в другом сообщении утверждалось, что немцы использо­вали газ с замедленным эффектом, позволяющим жерт­вам покинуть помещение и пройти к могилам, после чего они теряли сознание и падали в могилы[35]. Тем не менее господствующей была версия об использовании горяче­го пара. В длинном сообщении от 15 ноября 1942 г. дви­жение Сопротивления варшавского гетто заявило, что в Треблинке не менее двух миллионов евреев были убиты посредством горячего пара в течение четырех месяцев[36]. 24 августа 1944 г., после того, как Красная Армия освобо­дила территорию вокруг Треблинки, рассказ скова изме­нился: теперь Советская комиссия в своем докладе сообщает, что немцы удушили три миллиона людей, выкачи­вая воздух из камер смерти[37].
В то время торговцы подобными жуткими рассказа­ми, очевидно, еще не были уверены, которой из трех вер­сий в дальнейшем дать ход. В 1945 г. советский пропаган­дист — еврей Василий Гроссман опубликовал брошюру, под названием «Ад Треблинки»[38]. По его описанию, все три метода — пар, газ и откачка воздуха из камер — исполь­зовались одновременно. На Нюрнбергском процессе пра­вительство Польши предпочло паровую версию. 14 декаб­ря 1945 г. оно выпустило документ, в котором процеду­ра уничтожения описывалась следующим образом[39]:
«Все жертвы должны были снимать одежду и обувь, которые потом собирали, после чего все жертвы, сначала женщи­ны и дети, отправлялись в камеры смерти,... Когда каме­ры полностью наполнялись, их герметически закрывали и впускали пар. Через несколько минут все было кончено».
Что касается третьего из предполагаемых «Восточ­ных лагерей смерти», Собибора, некоторые свидетели по­казали, что жертвы были убиты хлором[40], тогда как другие предпочитали рассказывать о загадочной тяжелой черной субстанции, спускающейся в виде вихрей из отверстий в потолках камер смерти[41].
Версия, которая содержится в официальной литера­туре холокоста, восторжествовала только в 1947 г. В ней утверждается, что евреев уничтожали выхлопными газа­ми дизельных двигателей во всех трех лагерях. Так как совершенно невероятно, чтобы немцы использовали та­кое большое разнообразие абсолютно разных методов убийства в лагерях, руководимых единой администрацией, польские власти выбрали метод, который на первый взгляд кажется наиболее вероятным. Но технически, ис­тория о дизельном двигателе не имеет смысла: так как вы­хлопы дизельного двигателя содержат высокое количест­во кислорода, и лишь небольшое — угарного газа, такие двигатели являются слабым орудием убийства. Любой, ра­ботающий на бензине двигатель был бы в десять раз эф­фективней[42]. Возникновение истории о дизеле, очевидно, связано с показаниями Герштейна. Курт Герштейн, умственно неполноценный член СС, умерший при загадоч­ных обстоятельствах во французском плену в июле 1945 г, признался за два месяца до смерти, что он был свидетелем массового умерщвления газом в Белжеце посредством дизельного двигателя. Герштейн показал, что от 700 до 800 евреев собрали в газовой камере размером в 25 кв.м, что означают, что на 1 кв. м приходилось до 32 человек! По его показаниям от 20 до 25 миллионов человек было отравлено газом. Хотя нелепые показания Герштейна пол­ностью опровергнуты двумя исследователями-ревизио­нистами — французом Генри Рок[43] и итальянцем Карло Маттоньо[44], они все еще остаются краеугольным камнем ортодоксальной истории «холокоста».
Что касается Освенцима, эволюция истории об ис­треблении едва ли менее показательна. Согласно литера­туре «холокоста», большинство жертв были убиты Циклоном-Б в подземных моргах крематориев 2 и 3 Биркенау,  которые были превращены в газовые камеры. Однако, как продемонстрировал испанский исследователь Энрике Аинат в своем превосходном анализе[45], во время вой­ны было дано несколько абсолютно различных показа­ний. Аинат изучал показания, которые в письменном виде дала «Делегатура», организация, представляющая прави­тельство Польши в изгнании, о лагере Освенцим между октябрем 1941 г. и июлем 1944 г.. Благодаря постоянно­му потоку заключенных, которые были выпущены из Ос­венцима, или переведены в другие лагери, агенты Делегатуры были чрезвычайно хорошо информированы о том, что происходило в лагере. Хотя они, действительно, заяв­ляли о массовых убийствах в Освенциме, ни одно из 32 показаний не содержало упоминания о Циклоне-В, как об орудии убийств или о крематориях Биркенау, как о месте совершения убийств. По этим показаниям, жертв убива­ли в смертоносных «электрических ваннах» или посредством так называемого «пневматического молота». В не­которых сообщениях, этот «пневматический молот» был пневматическим ружьем, в других — подвижным потол­ком, обрушивавшимся на головы заключенных в камерах смерти. В некоторых сообщениях, газовые камеры, дейст­вительно, упоминались. Однако, эти газовые камеры на­ходились не в моргах крематориев, а в «огромных залах с окном, через которое забрасывали газ внутрь». Только в ноябре 1944 г. официальная версия об Освенциме стала принимать современные очертания. В течение этого ме­сяца «Управление по военным беженцам», организация, базирующаяся в Вашингтоне и руководимая министром финансов евреем Генри Моргентау, опубликовала показа­ния двух молодых евреев из Словакии, Рудольфа Врбы  и Альфреда Вецлера, которым удалось бежать из Освенци­ма в апреле 1944 г. В их показаниях крематории Биркенау описываются как газовые камеры, в которых умерщвля­ли евреев Циклоном-Б[46], Это и стало рождением офици­альной версии мифа об Освенциме[47].
Ортодоксальным (официальным) историкам все это доставляет ужасные неудобства. Так как все методы мас­совых убийств кроме газовых камер были отправленные в мусорный ящик истории, это значит, что все свидетели, которые описывали массовые убийства с помощью пара, электричества, негашеной извести, «пневматического мо­лотка» и т.п., по всей очевидности, лгут. Конечно, офи­циальные историки не в состоянии объяснить, почему свидетельства очевидцев о газовых камерах заслужива­ют большего доверия, чем полностью дискредитирован­ные свидетельства, описывающие другие методы убийств. По этой причине они просто замалчивают эти истории. В своей огромной трехтомной работе «Уничтожение европейских евреев» Рауль Хилберг вообще не упоминает их, так что читателю и в голову не приходит, что история «холокоста» претерпела фундаментальное изменение по­сле того, как появились первичные свидетельские показа­ния. И если Хилберг, по крайней мере, достаточно честен, чтобы не прибегать к прямому подлогу, ведущий израиль­ский «специалист по холокосту» Ицхак Арад занимается именно этим: в своей книге о Белжеце, Собиборе и Треблинке он обобщает свидетельства Движения сопротивле­ния варшавского гетто от 15 ноября 1942 г., но бесстыдно искажает текст, заменяя неудобные «паровые камеры» на «газовые камеры»![48]

5. Согласуются ли между собой или противоречат друг другу свидетельские показания?

Плохо информированные оппоненты ревизионизма часто доказывают, что люди, свидетельствовавшие о га­зовых камерах, не могли изобрести одинаковые истории независимо друг от друга. Следовательно, доказывают эти люди, рассказы об умерщвлениях газом должны, по суще­ству, быть правдивыми, даже если количество жертв, воз­можно, и преувеличено. Этот аргумент окончательно ру­шится, так как свидетели явно противоречат друг друга. Простого примера достаточно, чтобы это проиллюстри­ровать[49].
В своей книге «Окончательное решение», которая до сих пор считается классикой литературы о «холокосте», историк, британец еврейского происхождения Джеральд Рейтлингер описывает предполагаемые газовые убийст­ва в крематориях 2 и 3 Освенцима-Биркенау[50]. Эти опи­сания основаны на фрагментах показаний трех свидете­лей: польской еврейки Ады Бимко, венгерского еврея д-ра Миклоша Ньисли и румынского еврея д-ра Чарльза Сигизмунда Бенделя. Если вы прочтете только текст Рейтлингера, вы не заметите никаких противоречий; три по­казания свидетелей как будто дополняют друг друга. Но если прочитать полный текст их показании — ситуация радикально меняется. Ада Бимко сообщает, что «газовая камера» была связана с крематорием узкоколейной же­лезной дорогой. Фактически же предполагаемая «газовая камера» (в действительности лишь обычный морг) нахо­дилась в подвале, а комната с печами на первом этаже строения[51].
Другими словами, Ада Бимко  никогда  не видела внут­реннего помещения крематория и, следовательно, не мог­ла быть свидетелем происходящих там событий. Благо­даря сохранившемуся плану крематория размеры моргов крематориев 2 и 3, которые якобы служили газовыми ка­мерами, известны. Эти помещения были 30 метров длин­ной, 7 метров шириной и 2,4 метра высотой[52]. Согласно свидетелю Ньисли, который показал, что он работал в крематории 2 в течение нескольких месяцев, длина «газо­вой камеры» была 200 метров[53]. Не меньшее удивление вы­зывает описание, данное свидетелем Бенделем, в котором говорится о том, что «газовая камера» была 10 метров в длину, 4 метра в ширину и 1,6 метров в высоту[54]. Между прочим, последнее описание означает, что свидетели, если только они не маленькие дети или карлики, должны были находиться в помещении в скрюченном положении, Дру­гими словами, три свидетеля не только явно противоре­чат друг друга, но их описания полностью несовместимые с физической реальностью строения, о котором они гово­рят. Неизбежный вывод состоит в том, что все трое лгут. В других случаях, описания «свидетелей газовой ка­меры» действительно едины, однако содержат одни и те же технические несуразицы. В книге Ю. Графа «Освенцим. Признания обвиняемых и показания свидетелей холокоста»[55]  приводится множество примеров, доказывающих это. Достаточно одного примера, чтобы это проиллюстри­ровать. Несколько свидетелей заявили, что в крематори­ях Освенцима в одном муфеле одновременно сжигались три тела одновременно в течение 20 минут. Как мы видели, для кремации взрослого трупа требуется, по крайней мере, один час. При условии, что в Освенциме три тру­па могли одновременно быть помещены для кремирования, процесс кремации должен был, следовательно, про­должаться около трех часов, значит, время, указанное сви­детелями, в девять раз меньше возможного.
Естественно, невозможно предположить, что несколь­ко свидетелей изобрели подобные нелепости независимо друг от друга: один свидетель повторял то, что сказали или записали другие. Во многих случаях эти показания были даны вскоре после войны в судах над немцами, об­виняемыми за участия в массовых убийствах евреев, Эти суды были устроены победителями для того, чтобы под­твердить, что «холокост» был историческим фактом, но, так как не было никаких документальных или вещест­венных доказательств существования газовых камер, за­явления бывших заключенных концентрационных лаге­рей были единственным основанием для обвинений. Этот мотив объясняет тот факт, что свидетелей тщательно инструктировали перед судебным процессом. Так как эти бывшие заключенные действительно пострадали в лаге­рях, они легко пользовались возможностью инкримини­ровать своим бывшим притеснителям обвинения в самых немыслимых зверствах.
В надежности показаний свидетелей можно убедить­ся из дела Франка Валуса. В 1974 г., «охотник за нацис­тами» Симон Визенталь и его шайка обвинили гражда­нина США Валуса, ушедшего на пенсию фабричного рабочего польского происхождения, в умопомрачительных зверствах в Польше во время Второй мировой войны. Не меньше одиннадцати лжецов-евреев свидетельствова­ли под клятвой, что Валуе зверски пытал и убил старую женщину,  девушку,  несколько детей  и калеку, Валусу уда­лось получить документы из Германии, которые доказывали что его даже не было в Польше на момент предпо­лагаемых событий, что он находился на баварской ферме[56]. Таким образом, обвинение было снято, и Валуе до конца жизни оставался на свободе. Но тысячи других ответчи­ков, осужденные на основе показаний ложных свидетелей, были отправлены на виселицу или провели много лет в тюрьме.

6. Три ключевых свидетеля

Позвольте теперь бегло ознакомиться с тремя клю­чевыми свидетелями предполагаемых газовых убийств в Освенциме: Рудольфом Врбой, Генрихом Таубером и Фи­липпом Мюллером. Как вы помните, Рудольф Врба, бе­жавший из Освенцима в апреле 1944 г., дал вместе с Альф­редом Ветцелем показания по этому лагерю. В них оба свидетеля показали, что когда был открыт в марте 1943 г. первый крематории Биркенау, первую газовую операцию в морге этого крематория наблюдали несколько безымян­ных представителей высокого ранга из Берлина и что 8000 евреев были умерщвлены посредством первого газового удушения. (Так как морг имел площадь 210 кв. м, это зна­чит, что 38 жертв приходились на 1 кв. м.) В1964 г. Врба написал книгу под названием «Я не могу простить»[57], в которой сюжет несколько изменился. Необъяснимым образом теперь он утверждал, что первый крематорий был открыт в январе 1943 г, и что за газовым убийством на­блюдал лично руководитель СС Генрих Гиммлер, хотя все историки соглашаются с тем, что Гиммлер последний раз посетил Освенцим в июле 1942 г, С другой стороны, Врба теперь удовлетворился 3000 жертв, В 1985 г., когда канад­ский ревизионист немецкого происхождения Эрнст Зюндель (который, вместе с химиком Гермаром Рудольфом и юристом Хорстом Малером, в настоящее время считается самым выдающимся политическим заключенным марио­неточного режима сионистов в Германии), был доставлен в суд Торонто за распространение «ложных слухов», Врба был главным свидетелем обвинения. Но мошенник был подвергнут беспощадному перекрестному допросу адво­катом Зунделя, Дугласом Кристом[58] и, наконец, должен был признаться что никогда не был очевидцем газового убий­ства, а лишь повторял то, что он слышал от других. По его собственным словам, он использовал «поэтическую сво­боду». Во время его опроса, проводимого адвокатом Кри­сти, мошенник настаивал на том, что он лично видел, как 150 000 французских евреев исчезли в крематориях, по­сле чего Кристи заметил, что, судя по данным еврейско­го историка Сержа Кларсфельда, всего 75 721 евреев было выслано из Франции в течение всей войны, и не все они были отправлены в Освенцим[59],
Второй ключевой свидетель «холокоста», Генрик Таубер, польский еврей, — работал в одном из крематориев.
На суде над Рудольфом Хессом, первым комендантом Ос­венцима, он утверждал[60], что всякий раз, когда союзни­ческий самолет пролетал над лагерем, он и его коллеги сбрасывали восемь трупов в печь, чтобы высокие языки пламени вырывались из трубы, таким образом привлекая внимание пилота к продолжавшимся в лагере массовым убийствам. Помимо того, что никакое пламя не «вырыва­ется» из трубы крематория, дверцы печи имеют в высоту 60 см3, а среднее человеческое тело имеет вертикальную толщину 20 см, что означает, что едва ли возможно про­толкнуть туда три трупа, не говоря уже о восьми. Таубер свидетельствовал, что толстые трупы в Освенциме сжи­гались без топлива. Но так как около 65% человеческого тела — это вода, трупы невозможно сжигать без топлива; тысячи энергопоглощающих крематориев во всем мире подтвердят этот факт[61]. Хотя утверждения Таубера — все­го лишь диковинная бессмыслица, некий Роберт Ян ван Пелт, которого некоторые считают ведущим экспертом по Освенциму, принимает этот вздор всерьез и даже считает Таубера наиболее надежным свидетелем[62].
Филип Мюллер был членом так называемой «зондеркоманды» Освенцима с весны 1942 г. до окончания функ­ционирования лагеря в январе 1945 г. Согласно легенде члены зондеркоманды должны были работать в газовых камерах и крематориях. Их ликвидировали каждые четы­ре месяца и заменяли другими. Это означает, что Мюллер должен был чудом пережить по крайней мере пять ликвидации. Но это не единственное чудо, из которо­го он извлек пользу. В своем тошнотворном бестселле­ре «Sonderbehandlung» [«Специальная обработка»], кото­рый он написал через 34 года после войны с помощью соавтора-призрака, он сообщает, что должен был раздевать жертвы, только что умерщвленные синильной кислотой в газовой камере крематория 1. Однажды он обнаружил кусок торта в кармане жертвы и с жадностью проглотил его[63]. Поскольку Мюллер не мог быть в противогазе, когда проглатывал этот торт, мы не можем не заключить, что он обладал иммунитетом против синильной кислоты. В сво­ем шедевре Мюллер описывает, как ему хотелось умереть в газовой камере вместе с другими жертвами, но тогда группа обнаженных еврейских девушек решила, что он должен выжить для того, чтобы поведать миру об ужасах, свидетелем которых он был, и они схватили его и выки­нули из газовой камеры[64]. Этот патологический лжец яв­ляется любимым свидетелем профессора Рауля Хилберга. В своей работе о «холокосте» «Уничтожение европейских евреев»[65] Хилберг цитирует Филипа Мюллера двадцать раз как свидетеля газовых убийств в Освенциме! Это тот ма­териал, из которого белыми нитками шита легенда о «холокосте»![66]

7. Признания  «виновных»  (обвиняемых)

После войны победители решили превратить слухи о немецких «фабриках смерти» в «установленный истори­ческий факт». С моей точки зрения, для этого были три основные причины. Прежде всего, победители хотели заклеймить Германию печатью Каина, чтобы предотвра­тить возрождение немецкого национализма. Во-вторых, они хотели замолчать свои собственные гнусные престу­пления против человечности, такие, как, например, изгна­ние свыше 12 миллионов восточных немцев с земли сво­их предков, уничтожение города Дрездена, где по крайней мере 250—300 тысяч гражданских лиц были убиты без малейшей военной необходимости; или атомную бомбар­дировку Хиросимы и Нагасаки, когда Япония уже была готова сдаться. Для достижения этой цели они посчита­ли уместным обвинить немцев в зверствах, в сравнении с которыми их собственные проступки бледнели. В-треть­их, история «холокоста», которая приняла свой тепереш­ний вид в послевоенные годы, служила в качестве оправ­дания для создания государства Израиль, основанного в 1948 г. с благословения как Соединенных Штатов, так и Советского Союза. На Нюрнбергском процессе, где по­бедители лицемерно судили побежденных, применяя за­кон ретроспективно и прибегая к другим многочислен­ным юридическим уловкам, предполагаемое истребление евреев «было доказано» показаниями самозваных «сви­детелей» и «признаниями» «виновных» немцев. Эти при­знания часто добывались под пыткой. Самым известным является случай с вышеупомянутым Рудольфом Хессом, первым комендантом Освенцима. После его захвата бри­танцами, в апреле 1946 г. Хесс дал показания, что по мень­шей мере 2,5 миллиона заключенных было отравлены га­зом в Освенциме к концу ноября 1943 г., а другие 500 000 погибли от голода и болезней[67]. Но, согласно Франтишеку Пиперу, ведущему историку музея Освенцима, в период функционирования лагеря в Освенцим было доставлено 1,1 миллиона заключенных[68], но Карло Маттоньо доказал, что даже эта цифра преувеличена по крайней мере на 200 000 человек[69]. Хесс также заявил, что он посетил Белжец и Треблинку в 1941 г., хотя Белжец был открыт в мар­те 1942 г., а Треблинка в июле того же года. Как описал в 1983 г. британский автор Руперт Батлер в своей книге «Легионы смерти», группа британских специалистов по пыткам под руководством сержанта-еврея Бернарда Клар­ка жестоко избивала Хесса в течение трех дней, пока он, наконец, не подписал свое признание. Оно было на анг­лийском языке, которого он не понимал![70]
То, что власти Федеративной Республики Германии всегда стремились идти в ногу с историей «холокоста», может показаться непонятным несведущему наблюдате­лю: зачем этим людям обвинять собственную страну в во­ображаемых преступлениях? Ответ на этот вопрос в том, что так называемая «демократическая» система», навязан­ная западной части Германии, подобно тому, как комму­нистическая диктатура была навязана восточной части, старалась узаконивать себя в глазах населения, доказы­вая беспрецедентную жестокость национал-социализма. Это достигалось бесконечным потоком судов, на которых ответчики, которых обычно обвиняли в убийстве евреев, представлялись средствами массовой информации в ка­честве зверей в человеческом обличье. Власти вынужда­ли целые школьные классы посещать эти показательные суды для того, чтобы настраивать школьников против по­коления их отцов, которые, в подавляющем большинстве, поддерживали  национал-социалистический режим. Таким образом, суды сыграли критическую роль в перевоспита­нии немецкой нации. Они служили для того, чтобы рет­роспективно создать желаемые подтверждения убийств миллионов в «газовых камерах» через рассказы очевидцев и признания предполагаемых виновных, подтверждения, которые историография не смогла предоставить вплоть до настоящего времени из-за абсолютного отсутствия со­ответствующих документов и материальных следов. Ввиду огромного политического значения этих судов, быв­ший эсэсовец, сидящий на скамье подсудимых, которому хотелось получить шанс на оправдательный, или хотя бы сравнительно легкий приговор, не мог оспаривать факт истребления евреев; самое большее, что он мог, это отри­цать собственную персональную вину или, в случае, если свидетели инкриминировали ему слишком много, настаи­вать на том, что он был вынужден подчиняться прика­зам. Эта стратегия часто была успешной. Яркий пример того — дело бывшего офицера СС Иосифа Оберхаузера, который проходил службу в Белжеце во время войны и предстал перед судом в Мюнхене в 1965 г. Находясь на скамье подсудимых, он ссылался на необходимость вы­полнять приказы, и не оспаривал газовых убийств в Белжеце, Таким образом, судебная система Западной Герма­нии могла торжественно отметить, что ответчик не отри­цал реальность массовых убийств. Хотя Оберхаузер был признан виновным в содействии коллективному убийству 300 000 людей, он тем не менее получил невероятно легкий приговор — всего лишь в четыре с половиной года тюремного заключения[71]. Так как он находился под след­ствием с 1960 г., в 1965 г. его посчитали отбывшим свой срок, и он был выпущен на свободу вскоре после вынесе­ния вердикта. Этот пример показывает, что судебная сис­тема Западной Германии не нуждалась в пытках ответчи­ков, чтобы получить желаемые признания.
В 1977 г. Адальберт  Рюкерл, бывший директор учреж­дения, ответственного за преследование предполагаемых военных преступников, написал книгу о судах[72]. Во втором издании своей классической работы о холокосте, «Уничтожение европейских евреев», Рауль Хилберг цитирует кни­гу Рюкерла в качестве источника 41 раз. Другими словами, немецкая судебная система «доказала» «холокост» посред­ством судов, на которых заявления лжесвидетельствую­щих «очевидцев» и полученные под давлением или с помощью посул признания предполагаемых «виновников» стали единственной уликой, и ортодоксальные историки «холокоста», подобно Раулю Хилбергу в большой степе­ни основывали свои сведения на вердиктах, вынесенных на этих судебных процессах. И сегодня та же коррумпи­рованная судебная система Германии, которая сфабрико­вала фальшивое подтверждение «холокоста», теперь от­правляет ревизионистов в тюрьмы без какого-либо изу­чения их аргументации, объявляя «холокост» очевидным фактом, доказанным историками!

Вывод

Для будущих поколений «холокост» действительно покажется уникальным, но не по тем причинам, на кото­рые указывают евреи, а по другим. Эти будущие поколе­ния окажутся в растерянности от необходимости объяснять не только то, каким образом в подобную абсурдную историю люди верили на протяжении многих десятилетии, но и то, что ее отстаивали, посредством жесткой цензуры и неприкрытого террора, правительства так называемых «демократических» государств. Нам предлага­ют верить в гигантские по своим масштабам убийства на химических бойнях, не оставившие никаких следов: ни газовых камер, ни планов по их использованию, ни ре­зультатов вскрытия хотя бы одной жертвы, умерщвлен­ной газом, ни одного массового захоронения, ни праха, ни костей, никаких документов — ничего. «Холокост» якобы доказан легионами уцелевших евреев, при этом каждый в отдельности уцелевший являет собой доказательство того, что, хотя немцы, несомненно, преследовали евреев, они не уничтожали их как народ. В 1968 г. Еврейский историче­ский институт в Варшаве напечатал рассказ некоего Самуэла Зильберштайна, польского еврея, который пережил не меньше десяти лагерей: «лагерь истребления» Треблинка, «лагерь истребления» Майданек и восемь «нормаль­ных концентрационных лагерей» вдобавок[73]. Такие случаи не только не доказывают «холокост», а наоборот, говорят о том, что никакого «холокоста» не было.
В течение последних десятилетий количество жертв нескольких предполагаемых «лагерей уничтожения» рез­ко уменьшается, благодаря самим стражами чиновничь­ей «истины». В 1945 г. польско-советская комиссия заявила, что не меньше четырех миллионов человек погибло в Освенциме[74]. Хотя ни один западный историк не при­нимал всерьез эту нелепую цифру, она упоминались на мемориальных таблицах Освенцима, пока не была удале­на в 1990 г. Полякам понадобилось два года, прежде, чем они приняли решение по новой цифре, которая впослед­ствии и была записана на новых табличках: 1,5 миллиона. Но через год, в 1992 г., главный историк музея Освенцим, Франтишек Пипер, опубликовал книгу, в которой он ут­верждает, что 1,1 миллиона людей, из них около миллиона евреев, погибли в лагере[75]. Таким образом, теперь существуют уже две официальные цифры, отличающиеся на 400 000, — одна на таблицах и другая в книге Пипера!
Кстати, реальная цифра составила около 135 500, воз­можно, половина из них евреи, другие — поляки, совет­ские военнопленные, цыгане и лица, принадлежащие к различным другим группам или национальностям[76].
Еще более резким было сокращение первоначальных цифр для концентрационного лагеря Майданек. Сколько же людей погибло в Майданеке?
   1,5 миллиона согласно сообщению польско-совет­ской комиссии[77], представленному на Нюрнбергском три­бунале в 1946 г. в Документе USSR-29;
   360 тысяч согласно польскому судье Здиславу Лукашкевичу в официальном «Бюллетене Комиссии по ис­следованию немецких преступлений в Польше» в 1948 г.[78];
   235 тысяч согласно польскому историку Чеславу Рай­ке в официальном журнале музея Майданека в 1992 г[79];
   78 тысяч согласно польскому историку Томашу Кранцу, директору научно-исследовательской секции Музея Майданек, в 2005 г[80].
В 1998 г. Карло Маттоньо в книге, написанной совме­стно с Ю. Графом, установил на основе документов, что реальное число смертей в Майданеке составило пример­но 42 200. Таким образом, новая официальная цифра все еще на 35 800 выше, чем ревизионистская, но на 1 422 000 ниже, чем было установлено и записано на Нюрнбергском процессе!
Тем не менее эти грандиозные уступки ортодоксаль­ных историков отнюдь не влияют на священную циф­ру 6 миллионов «жертв холокоста». Из этих 6 миллионов, можно вычесть несколько миллионов, и все равно остает­ся 6 миллионов! Это — арифметика «холокоста»!
Но нелепая история «холокоста» имела, и все еще име­ет, страшные политические последствия. Если бы не эта мистификация, мир никогда бы не позволил сионистам предпринять свою колониальную авантюру в Палестине в 1948 г. Если бы не эта мистификация, не существова­ло бы расистского государства Израиль, представляюще­го собой основную причину конфронтации на Ближнем Востоке и готового в любой день спровоцировать ядер­ную войну; у палестинцев не украли бы их родину, а мир был бы лучшим и более защищенным.
Пока что палестинцы — это наиболее очевидные жертвы аферы «холокоста», но они ни в коем случае не единственные. В действительности, эта мистификация чрезвычайно опасна для всех народов мира, включая еврейский, который рано или поздно должен будет запла­тить высокую цену за глупость своих лидеров.
В 1991 г, Ян Дж. Кагедан, руководящий член Канадского филиала иудео-масонской организации Бнаи-Брит, писал, что создание «нового мирового порядка» будет иметь успех только если человечество усвоит «уроки холокоста»[81]. «Новый мировой порядок» является, очевидно, синонимом мира под тотальным контролем сионистов. Будучи численно слабыми, сионисты могут управлять ми­ром только по доверенности. Этой доверенностью являет­ся единственная оставшаяся сверхдержава, Соединенные Штаты Америки, чудовище Франкенштейна с еврейской головой и нееврейским туловищем, которое нападает на одну страну за другой под мнимыми предлогами.
В апреле 2003 г., вскоре после оккупации Ирака, изра­ильский пацифист Ури Авнери опубликовал статью, ана­лизирующую огромное влияние так называемых «неоконсерватистов», клики ультрасионистских еврейских интеллигентов, которая в действительности определяет иностранную политику президента Буша: Ричард Перл, Норман Подхортес, Дэвид и Мейрав Вурмсер, Уильям Кристол, Вильям Сафир, Чарльз Краутхаммер, Миддж Дектер, Франк Гафни, Роберт Каган и другие. Авнери де­лает заключение: «Америка держит мир под своим контролем, а евреи управляют Америкой»[82].
Будучи сам евреем, Ури Авнери может позволить себе сказать очевидное. Но почти ни один нееврей не осмели­вается говорить то же самое, поскольку всем известно, ка­кими последствиями это чревато, что влечет за собой подобная «ересь». Почти никто не осмеливается упоминать легко поддающийся проверке факт, что все, за исключением одного-двух, «русские» олигархи, укравшие сотни мил­лиардов долларов из ресурсов русского народа, — евреи. Почти никто не осмеливается утверждать столь же очевидный факт, что евреи являются движущей силой той нравственной «раковой опухоли», которая разъедает за­падное общество: они стоят за легализацией абортов, защитой «прав геев» (включая права гомосексуальных пар на вступление в брак, дающее право усыновления детей), за развращающей порнографией и за другими извраще­ниями. Разоблачать такие факты — это «антисемитизм». Гитлер также был антисемитом, и, как известно каждому, он совершил самое ужасающее преступление в истории, «холокост»! Следовательно, любой, критикующий евреев, готовит почву для нового «холокоста»!
При всей своей примитивности, эта пропаганда все еще весьма успешна. Но после Тегеранской конференции декабря 2006 г., дни Большой Лжи сочтены. Никакое ко­личество пропаганды, цензуры и террора не смогут остановить прорыв Истины. И Истина сделает человечест­во свободным.




[1] Jean-Claude Pressac. Die Krematorien von Auschwitz. Piper Verlag, Munich / Zurich, 1994, p. 193. Johann Neuhausler. Wie war das im KZ Dachau? Kuratorium fiir Siihnemal Dachau. Dachau, 1981, p. 27.
[2] Johann Neuhausler. Wie war das im KZ Dachau? Kuratorium fiir Siihnemal Dachau. Dachau, 1981, p. 27.
[3] Robert Lenski, The Holocaust on Trial, Reporter Press, Decatur/ Alabama,1999, p.l57 ff.

[4] Jurgen Graf, National Socialist Concentration Camps: Legends and Reality, in Germar Rudolf (ed), Dessecting the Holocaust, These & Dissertation Press, Chicago, 2003, p 293—300.
[5] Jean-Claude Pressac, Auschwitz: Technique and Operation of the Gas Chambers, The Beate Klarsfeld Foundation, New York 1989, p. 156.
[6] Archiwum Glowney Komisji Badania Zbrodni Przeciwko Narodowi Polskiemu, Warsaw, NTN, 105, p. 110,111.
[7] «Erinnerungen von Perry Broad», in: Hefte von Auschwitz, Nr. 9, Wydawnictwo Panstwowego Muzeum w Oswiecimiu 1966, p. 62.
[8] Georges Welters «Essai de determination du nombre des juifs morts au camp de Auschwitz», in: Le Monde Juif, October-December 1983.
[9] Raul Hilberg, Die Vernichtung der europaischen Juden, Fischer Taschenbuch Verlag, Frankfurt 1997, p. 1000.
[10] «Factors which affect the process of cremation», Annual Cre­mation Conference Report, Cremation Society of Great Britain, 1975, p. 81.
[11] John Ball, Air Photo Evidence, Delta/Canada 1992.
[12] Gosudarstvenny Arkhiv Rossiskoi Federatsii, Moscow 7021 108-32, p. 37,41.
[13] Nuremberg document NG-2596-G,
[14] Roland Bohlinger and Johannes P, Ney, Zur Frage der Echtheit des sogenannten «Wannsee-Protokolh», Zeitgeschichtliche Forschungsstellejngolstadt 1987.
[15] The Canadian Jewish News, January 20,1992.
[16] Jean-Claude Pressac, Auschwitz: Technique and Operation of the Gas Chambers, The Beate Klarsfeld Foundation, New York 1989. - Jean Claude Pressac, Les crematories d1 Auschwitz, CNRS, Paris 1993.
[17] R Puntigam, H. Breymesser, E. Bernfus, Blausauregaskammern zur Fleckfieberabwehr, Sonderverdffentlichung des Reichsarbeitsblattes, Berlin 1943.
[18] Robert Faurisson, «Bricolage et «gazouillages» a Auschwitz et Birkenau selon J.C Pressac», Revue d'Histoire Revisionniste Nr. 3 (1990/1991). - Robert Faurisson, Riponse a Jean-Claude Pressac, R. H.R.,Colombes l994.
[19] Herbert Verbeke (ed.),  Auschwitz: Nackte Fakten, Vrij Historisch Onderzoek, Berchem/Belgium 1995.
[20] Jacques Baynac, «Comments les historiens deleguenf a la justice la tache de faire taire les revisionnistes», Le Nouveau Quotidien, Lausanne, September 2,1996.
[21] Nuremberg document Т-173.
[22] Nuremberg document NO-1523.
[23] Nuremberg document PS-1469.
[24] Archiwum Muzeum Stutthof, I—IBS, p. 53.
[25] Jiirgen Graf and Carlo Mattogno, Concentration camp Majdanek. A Historical and Technical Study, Theses & Dissertation Press, Chicago 2003, chapter 9.
[26] Germar Rudolf, Vortesungen йЫт den Holocaust Castle НШ Publishers, Hasting 2005, p. 271-273.
[27] Archiwum Glowney Komisji Radania Zbrodni przeciwko Narodowi Polskiemu, Warsaw, NTN, 134, p. 277 f.
[28] Gosudarstvenny Arkhiv Rossiskoj Federatsii, Moscow, 7021-108-21,32, p. 76.
[29] Henryk Swiebocki, «Widerstand», in: Auschwitz. Studien zur Geschichte des Konzentrations und Vernichtungslagers, Verlag Staatliches Museum Auschwitz, 1999, p. 330,
[30] Arthur Butz, «Context and perspective in the "Holocaust' Con­troversy, journal of Historical Revue 4/1982.
[31]  Stefan Szende, Der letzte Jude aus Polen, Europa Verlag, Zurich 1945, p. 290 f.
[32] Nuremberg document URSS-13,93, p. 41 f.
[33] Jan Karski, Story of a Secret State, Houghton Mifflin Company, Boston 1944, p. 339 f.
[34] Krystyna Marczewska, Wladyslaw Wazniewski, «Treblinka w swietle Akt Delegatury Rzadu RP na Kraj», Biuletyn Glowney Komisji Badania Zbrodni Hitlerowskich w Polsce, Volume XIX, Warsaw 1968, p. 136 f.
[35] Ibidem, p. 137 f.
[36] Ibidem, p. 139-145.
[37] Gosudarstvenny Arkhiv Rossiskoj Federatsii, Moscow, 7021-115-19,9, p, 108.
[38] Vassili Grossman, L'Enfer de Trebtinka, В. Arthaud, Grenoble and Paris 1945.
[39] Nuremberg document PS-3311.
[40] Testimony of Zelda Metz, in: N. Blumental (ed.), Dokumenty imaterialy, Volume I, Lodz 1946, p. 211.
[41] Alexander Pechersky, «La rivolta di Sobibor», in: Yuri Suhl, Edessi si ribellarono, Storia della resistertza ebraica contro it nazismo?Milan 1969, p. 31.
[42] Friedrich P. Berg, «Diesel Gas Chambers: Ideal for Torture, absurd for Murder», in: Germar Rudolf (ed.)t Dissecting the Holocaust, Theses & Dissertation Press, Chicago 2003, p. 434-470.
[43] Henri Roques, The «Confessions» of Kurt Gerstein, Institute for Historical Review, Costa Mesa/California 1989.
[44] Carlo Mattogno, II rapporto Gerstein. Anatomia di un fatso,Sentinella dTtalia, Monfalcone 1985.
[45] Enrique Aynat, Estudios sobre el 'Holocausto', Garcia Hispan, Valencia 1994.
[46] Executive Office of the President: War Refugee Board, Washing­ton, German Extermination Camps - Auschwitz and Birkenau, November 1944.
[47] As for the development of the Auschwitz Myth see Carlo Mattogno, «Auschwitz - 60 Jahre Propaganda», in: Vierteljahreshefte fur freie Geschichtsforschung 2/2005.
[48] Yitzhak Arad, Belzec, Sobibor, Treblmka: The Operation Reinhard Death Camps, Indiana University Press, Bloomington and Indiana­polis 1987, p. 354 f.
[49] See Carlo Mattogno, «Leugmmg der Geschichte? – Leugnung der Beweise», Vierteljahresheftefurfreie Geschichtsforschung 2/2005.
[50] Gerald Reitlinger, The Final Solution, London 1953, p. 150 f.
[51] Raymond Philipps, The trial of Josef Kremer and 44 others (The Belsen Trial), William Hodge and Company, Lodon/Glasgow/ Edinburgh 1946, p. 66-76.
[52] Jean-Claude Pressac. Auschwitz: Technique and Operation of the Gas Chambers, p. 286.
[53] Miklos Nyiszli, Auschwitz. A doctors eyewitness account, New York 196 b p. 44.
[54] Nuremberg document N1-11593, p. 2 f.
[55] Jurgen Graf, Auschwitz. Tatergestandnisse und Augenzeugen des Holocaust, Neue Visionen, Wiirenlos/Switzerknd 1994.
[56] Mark Weber, «Simon Wiesenthal - bogus «Nazi hunter», journal of Historical Review Nr. 4 1989/1990.
[57] Rudolf Vrba, J cannot forgive, Bantam Books, Toronto 1964.
[58] Transcript of the First Zundel Trial, Toronto/Canada, 7 January 1985.
[59] Serge KJarsfeld, he Memorial de la Deportation des Juifs de France, Paris 1978.
[60] Jean-Claude Pressac. Auschwitz: Technique and Operation of the Gas Chambers? p. 489 f.
[61] Ibidem, p. 93 f.
[62] Robert Jan van Pelt, The Case for Auschwitz, Indiana University Press, Bloomington 2002? P. 193, 204.
[63] Filip Muller, Sonderbehandlung, Verlag Steinhausen, Frank­ furt 1979, p. 23.
[64] Ibidem, p. 179, 180.
[65] Raul Hilberg, Die Vernkhtung der europaischen Juden, Fischer Taschenbuch Verlag, Frankfurt 1987.
[66] See Jiirgen Graf, The Giant with Feet of Clay. Raul Hilberg and his Standard Work on the «Holocaust», Castle Hill Publishers, Hastings 2000.­
[67] Nuremberg document NO-3868 PS.
[68] Franciszek Piper» Die Zahl der Opfer von Auschwitz, Verlag Staatliches Museum in Auschwitz, 1993.
[69] Carlo Mattogno, «Franciszek Piper und die Zahl der Opfer von Auschwitz», Vierteljahreshefte fur freie Geschichtsforschung 1/2003.
[70] Rupert Butler, L egions of Death, Arrow Books Limited, London 1983, p. 235 ff.
[71] Adalbert Ruckerl, NS-Vernkhtungslager im Spiegel deutscher Strafprozesse, Frankfurt 1977, p. 86.
[72] Adalbert Ruckerl, NS-Vemichtungslager im Spiegel deutscher Strafpwzesse, Frankfurt 1977.
[73] Samuel Zylbersztain, «Pamietnik wieznia dzesieciu obozow», in: Biuletyn Zydowskiego Instytutu Historycznego w Polsce, Nr. 68, Warsaw 1968, Warsaw 1968, p. 53-56.
[74] Nuremberg document URSS-008.
[75] Franciszek Piper, Ни ludzi zgnielo w KL Auschwitz? Wydawnictwo Panstwowiego Muzeum w Oswieciumiu, 1992.
[76] Carlo Mattogno, «Franciszek Piper und die Opfer von Ausch­ witz», Vierteljahreshejiefurfreie Geschichtsforschung 1/2003.
[77] Communique of the Polish-Soviet Extraordinary Commission for investigating the crimes committed by the Germans in the Majdanek extermination camp in Lublin, Foreign Publishing House, Moscow 1944.
[78] Zdzislaw Lukaszkiewicz, «Oboz koncentracijny i zaglady Maj­danek», in: Biuletyn Gtownej Komisji Badania Zbrodni Niemieckich w Polsce, Volume 4, Warsaw 1948, p. 63-105.
[79] Czeslaw Rajca, «Problem liczby ofiar w obozie na Majdanku», in: Zeszyty Majdanka, volume XIV, 1992, p. 127-132.
[80] Gazeta Wyborcza, 23 December 2005.
[81] Toronto Star, 26 November 1991.

Комментариев нет :

Отправить комментарий