Последнее время всю историю Второй мировой войны пытаются подменить мифом "холокоста". На первый взгляд, многие статьи на сайте не имеют отношения к этому пропагандистскому мифу, суть которого заключается в подмене страданий сотен миллионов европейцев еврейскими страданиями, перевирании и выпячивании одних исторических фактов и игнорировании других. Однако, история не состоит из отдельных и изолированных явлений, поэтому все исторические факты необходимо рассматривать в их взаимодействии. Ревизия "холокоста" направлена на уточнение исторических фактов и создание сбалансированной картины происходивших событий. Чем более полной будет такая картина - тем меньше в ней места останется мифам "холокоста"..

Крым

Россия навеки покрыла себя позором, подло ударив в спину только что освободившейся от криминального режима разграбленной и ослабленной Украине. Оккупанты, вон из Крыма!

Всеобщая декларация прав человека

Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.
Статья 19 Всеобщей декларации прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года)

06.10.2011

Фуршет против фашизма


Фашизм, ксенофобия, нетерпимость и т.п. в Украине растут и ширятся, ширятся и растут. Это очевидно для всех, кто хоть изредка заглядывает в прессу. Куча прогрессивных (и не очень) политиков предупреждают о коричневой угрозе.

Тьма общественных организаций брошена на борьбу с ней. Регулярно организовываются круглые столы (с фуршетами), дискуссионные клубы (тоже с фуршетами), образовательные курсы (с покрытием расходов участников за счет организаторов), – а фашизм всё равно растет и ширится. Проводятся выездные семинары (с полным обеспечением делегатов), выделяются целевые гранты, оплачиваются заграничные командировки, – а фашизм, опять же, неумолимо растет. За счет международных благотворительных фондов печатается пропагандистская литература, проводятся социологические исследования и общественные кампании, – но фашизм, черт его подери, страшными темпами растет и ширится, хоть плачь.

При этом у самого фашизма нет международных фондов; благотворители с мировым именем не оплачивают помещения и конференц-залы, у него нет системы внутреннего образования активистов – он растет без программ обмена опытом, без привлечения заграничных специалистов. Однако же – растет. Угроза фашизма как никогда высока. Это становится ясно, стоит открыть любой правозащитный сайт.

Почему у правозащитников, этих замечательных людей, которые тратят на борьбу с фашизмом полный рабочий день, ничего не получается? Причин много, но основные следующие:

Во-первых, борцы с фашизмом плохо понимают его природу (ту самую, о которой сказано в начале) и потому борются не с ним, а со своими ночными страхами.

Например, запрещают символы. Хоть это и нарушает культурные права индусов и буддистов, у нас жестоко табуирована свастика. При этом запрет свастики не мешает использовать кельтский крест, эмблему дивизии «Галичина», 1488, фасции, эдельвейсы – да хоть ромашки, дело же не в картинке. Можно бесконечно составлять списки запрещенной символики, - она будет видоизменяться, пока в людях живы идеи. Спортивный интерес в этом процессе ясен, декоративный тоже, - а смысл?

Борцы с фашизмом запрещают литературу. Буквально на днях хозяин «Языческой кныгарни» был вызван на допрос в милицию по доносу главы «Еврейского форума Украины» Аркадия Монастырского, - подставное лицо купило там «Мою борьбу» Адольфа Гитлера. Какой объективный смысл запрещать книгу, которую можно скачать из интернета в три клика? Книгу, которой 80 лет, которая давно перешла в разряд исторических документов, и даже в Израиле продается свободно? Какой эффект дадут «рейды» по книжным торговым точкам, доносы и допросы? Результат будет один – крохотная секта полусумасшедших отечественных язычников вдруг станет символом сопротивления «жидовской оккупации». (Причем признаки «оккупации» - вот они, на лицо.) Если бы «Еврейский форум» из запрещенной литературы жег костры на площадях, картина правозащитной глупости была бы полной.

Во-вторых, борцы с фашизмом плохо понимают, каких людей привлекает «фашизм», и на каком языке с этими людьми общаться.

Правозащитники, в массе своей – милые, принципиально-толерантные, образованные, улыбчивые люди. О чем они могут говорить с подростком, очарованным тенями героев прошлых войн?.. 

Этим летом мне довелось слушать лекцию известной правозащитницы, антифашистки, кандидата исторических наук госпожи Мридулы Гош. Красивая, смуглая индуска, в европейском сдержанном костюме, отлично говорящая по-украински, – одним своим примером она как бы перечеркивала всю анти-иммигрантскую риторику.

Госпожа Гош была очень убедительна, - пока не начала, собственно, лекцию о ксенофобии. Мамочки, какую наивную чепуху несла эта образованная женщина. Перед ней сидели журналистки, готовые по малейшему поводу ахать и ужасаться. Рыхлая сентиментальная аудитория очень гармонировала с оратором. Но представить, что лекция звучит перед, – даже не перед идейными «фашистам», а просто грубоватым обывателями, - да госпожу Гош бы просто на смех подняли.

Ну, какая, простигосподи, «политкорректность»? Какой такой «язык вражды»? Какое нам вообще дело до сложных отношений англосаксов и йоруба, и почему из-за них мы должны забывать одни слова и учиться другим? Почему участковый милиционер из херсонской области не может написать объявление: «Если вы увидите на территории поселка цыган – дайте знать по телефону дежурному». Он же не к расстрелам призывает, он просто цыган ищет, у него, может, табор на участок заехал, и заявления о квартирных кражах сразу поперли.

Правозащитники варятся в собственном соку, пугают друг друга значимыми только для них фактами, лелеют внутренние табу, и отлично общаются на тему фашизма между собой. Если вдруг оказываются лицом к лицу с нелояльной публикой, - им, как правило, нечего сказать. Многие, очень многие открытые дискуссии заканчивались истерикой и демонстративным уходом из зала. Ну, или требованием вывести несогласных.

В-третьих, народ в курсе про западные фонды и фуршеты.

Нет, ну правда, люди же не идиоты, способны сложить два и два: если кто-то кому-то дает деньги, то это не просто так. А народ не любит, когда у него на глазах ведется двойная игра. Сколько бы правозащитники ни пытались изобразить объективность и заботу исключительно о правах человека, всегда найдутся те, кто ткнет им этими деньгами в лицо. (Историческая справка: когда-то подозрения в немецких ассигнованиях чуть не стоили большевикам политического завтра.)

На прошлой неделе в  «Гёте-Институте» состоялась публичная дискуссия на тему: «Ползучее возрождение ультраправых? Прививка от радикализма перестала действовать?» Естественно, на мероприятие с таким названием не могли не прийти сами ультраправые. Пришли и устроили лекторам разнос. Главных претензий было две: если здесь «дискуссия», то почему не пригласили представителя националистов, и если здесь выступают «непредвзятые специалисты», то почему все эти специалисты кормятся в фонде имени Генриха Бёлля, который финансируется немецкой партией «зеленых», которая насквозь социалистическая, и является главным врагом правого альянса в Европарламенте?..

Украина – редкий пример европейской страны, где в парламенте нет ультраконсервативной националистической партии. Один из выступающих, доцент Андреас Умланд, заявил, что в Евросоюзе таких вообще всего две – Британия и Германия. Однако, именно растущая популярность украинской партии «Свобода», которая давно топчется у порога Верховной Рады, стала формальным поводом собраться для «дискуссии» (и фуршета), осудить и найти пути противодействия.

Противоречивая позиция правозащитников дает понять украинцам, что те ценности, которые они пропагандируют – только экспортный их вариант. Кто будет всерьез воспринимать слова хорошо оплаченных специалистов, которые явно говорят только отфильтрованную правду?

Сухим языком милицейской статистики ксенофобия в Украине выглядит так: за первый квартал текущего года (2011) против иностранцев было совершено 384 преступления, из которых приблизительно 40% - кражи, то есть, самый безыдейный вид злодеяний. Самими иностранцами за этот же период совершено 1021 преступление. 384 на 1021 – это много или мало? Это чепуха, если глянуть на соседние пункты: за тот же период против украинских пенсионеров было совершено 8241 преступления. В 21 с половиной раз больше. Но дискуссионных клубов на эту тему нет.

Как украинские «фашисты» подхватывают и смакуют каждое преступление инородной этнической мафии, так антифашисты усиленно раздувают каждый факт расовой дискриминации. Первые раздувают, потому что разгул этнической преступности – их будущие голоса на выборах. Вторые – потому что для них, в конечном итоге, чем больше фашизма, тем больше фуршетов. Чем убедительнее картина в прессе, чем ярче отчеты в Европу – тем больше они востребованы. Возможно, это и есть четвертая, самая весомая причина стремительного «разрастания» фашизма в Украине.

Источник:

Комментариев нет :

Отправить комментарий