Последнее время всю историю Второй мировой войны пытаются подменить мифом "холокоста". На первый взгляд, многие статьи на сайте не имеют отношения к этому пропагандистскому мифу, суть которого заключается в подмене страданий сотен миллионов европейцев еврейскими страданиями, перевирании и выпячивании одних исторических фактов и игнорировании других. Однако, история не состоит из отдельных и изолированных явлений, поэтому все исторические факты необходимо рассматривать в их взаимодействии. Ревизия "холокоста" направлена на уточнение исторических фактов и создание сбалансированной картины происходивших событий. Чем более полной будет такая картина - тем меньше в ней места останется мифам "холокоста"..

Крым

Россия навеки покрыла себя позором, подло ударив в спину только что освободившейся от криминального режима разграбленной и ослабленной Украине. Оккупанты, вон из Крыма!

Всеобщая декларация прав человека

Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.
Статья 19 Всеобщей декларации прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года)

21.02.2016

Дневник Анны Франк: думающие только о себе и грызущиеся из-за мелочей

«Дневник» написан разными почерками и между ними существует много несоответствий. Например, если "взрослый почерк" пишет, что в течение более двух лет в небольшом пространстве прятались 8 евреев, которые даже ночью избегали малейшего шума и кашля, и о том что "открывать окна было слишком рискованно", позже "детский почерк" пишет о "больших и светлых" помещениях и о том, что на чердаке в середине дня Петер пилил деревяшки перед открытым окном. В другой раз он вновь столярничает и грохочет молотком.

По сей день этот дневник пытаются преподнести как символ страданий евреев во время Холокоста. Тем не менее, хотелось бы обратить внимание на то, что там рассказывается вовсе не о холокосте, а о том, как разные люди вели себя во время войны.


Дневник существует в нескольких вариантах, и есть много доказательств того, что значительную часть вошедших в дневник записей юная Анна Франк писала сама, однако позже эти записи ее отец не только откорректировал, но и вносил туда чужие, в том числе сделанные профессиональными литераторами по его заказу. Однако, даже этот откорректированный вариант вызывает немало вопросов и удивления, если с ним внимательно ознакомиться.
 
Для тех, кто не читал знаменитый дневник:

Краткий пересказ и мнение автора.


Ситуация изначально такова - имеется две семьи: семья Анны (мать, отец, сестра и сама Анна) и семейство Ван Даан (господин и госпожа Ван Даан и их сын Петер). Имеется убежище. Это часть верхних этажей некоего конторского здания, план которого, очевидно, не слишком хорошо известен даже большинству работающих в нем (в здании было несколько организаций, по крайней мере две, так что каждый мог считать, что непонятные помещения, окна которых он мог видеть снаружи, принадлежат соседу). По этой причине и стало возможным соорудить там тайное убежище, вход в который замаскировали вращающимся шкафом (была дверь, за которой находилась лестница в эти помещения, за этой дверью приладили шкаф на петлях, который можно было отодвинуть и пройти на лестницу, но если кто незнакомый из любопытства открыл бы эту дверь, то он вполне мог подумать, что это обычный стенной шкаф).

План укрыться семьи вынашивали давно, и потому успели многое заранее подготовить (перенести туда кое-какую мебель, одежду, запасы еды, все свои денежные сбережения и пр.). Там эти два семейства и обитали (ведя себя очень тихо, никогда не показываясь снаружи, никогда не выглядывая в окна (окна были затянуты тканью, а на ночь их еще и завешивали чем-то плотным, чтобы снаружи никто не мог увидеть свет) и т.д.), их укрывали их друзья (в количестве 4-х человек), работавшие в одной из контор снизу. Они же покупали и приносили укрывающимся все необходимое. Такова ситуация.

А дальше - поведение людей - все это подробно описывает Анна.

Итак, два семейства однажды утром, перед лицом опасности, были вынуждены в спешке покинуть свои дома раньше условленного срока и перебраться в убежище. И в этой ситуации обе женщины (госпожа Ван Даан и госпожа Франк) практически сразу начинают грызться между собой… причем по поводу простых банальных бытовых вещей. Госпожа Ван Даан сразу же припрятала свое постельное белье из общего шкафа, при этом продолжала пользоваться им как общим (то есть пользоваться бельем семейства Франк). Госпожа Франк, как ни странно, тоже не была «выше нелепых интриг» и в ответ тоже забрала свои простыни. Госпожа Франк, также, припрятала и свой сервиз (так, как будто его у них нет, не захватили), чтобы все пользовались посудой семейства Ван Даан, по причине чего госпожа Ван Даан очень сокрушалась и устраивала истерики по поводу каждой разбитой тарелки. Госпожа Ван Даан постоянно ссорилась с мужем (также по поводу мелочей) и беззастенчиво флиртовала с господином Франк. И все в таком духе… десятки подобных мелочей, разрывающих шаблоны.

В итоге когда господин Франк вдруг решил, что у них достаточно места и ресурсов, чтобы укрывать еще одного человека, и все его поддержали… это уже воспринимается как приступ гуманизма! То есть читателю уже кажется удивительным то, что нелегалы, располагающие территорией и ресурсами, решили помочь кому-нибудь из «друзей по несчастью»!

И это только самое начало книги.

Новый жилец (стоматолог, господин Дюссел), впрочем, ни в чем не уступал хозяевам. Он тоже был евреем, но женат был на англичанке, так что жене его не пришлось скрываться. И… представьте себе… он вел с ней переписку! Ему неоднократно говорили (когда ловили его на этом), что это невероятно опасно для всех, но это эффекта не возымело. Но да это бы еще ладно. Но жена ему посылала иногда всякие продукты (в том числе фрукты и сладости), которые он прятал от соседей. Да, человеку было искренне жаль еды для людей, спасших его. Даже тогда, когда один из помощников (тех, кто укрывал их и носил им все необходимое, в том числе и передачки от жены) заболел (позже выяснилось, что у него рак желудка в терминальной стадии), Дюссел даже для него пожалел апельсинов, хотя они у него были. Причем, надо отметить, что в убежище никогда особо не голодали (Анна писала, что из-за малоподвижного образа жизни они все даже поправились).

В одном из дней описывается случай: вдруг обнаружили, что банка консервированных языков испортилась, языки скормили кошкам. И в этих условиях они ныкают друг от друга еду…

Когда у семейства Ван Даан все-таки закончились все деньги, встал вопрос откуда их теперь взять. Решено было продать что-то. Сначала выбор пал на кроличью шубу госпожи Ван Даан, но она устроила такую истерику с криками, топаньем и метанием по комнате (мы помним, да, что они скрываются, что им вообще-то нельзя шуметь) и наотрез оказалась продавать ни шубу, ни что-либо из своих платьев или туфель и вообще считала, что их должна содержать контора (не понятно с какого перепугу). Тогда господин Ван Даан самоотверженно решил продать свой костюм, но заломил такую цену, что покупателя не нашлось, с велосипедом случилось то же самое. В итоге госпоже все-таки пришлось продать свою шубу. Она выручила за нее огромную сумму, но отказывалась отдать большую часть денег, аргументируя это тем, что собирается на них купить себе новую шубу после войны. Ее пришлось долго убеждать, что деньги эти позарез нужны в хозяйстве.

В принципе, не менее удивительно и то, что Франки, делившие с семейством Ван Даан убежище уже больше года, не предложили им свою помощь в той ситуации, хотя деньги у них еще явно оставались. Зато выписывали (от имени одной из помощниц) дорогие дистанционные уроки латыни для старшей дочери.

Итак, что мы имеем: 8 человек нелегалов, живущих в убежище, под страхом смерти. Постоянно грызущихся между собой из-за всяких мелочей, каждый из которых заботится в основном только о себе (за исключением разве что Марго (старшей дочери) и господина Франка).

Четверых помощников, также живущих под страхом ареста (за укрывательство нелегалов), постоянно помогающие вышеописанным, носящие для них не только еду, но также книги из библиотеки и прочее, иногда ужасно рискуя (например, как-то раз одна из помощниц несла для господина Дюссера, заказанную им, запрещенную книгу о Муссолини (в смысле с критикой Муссолини). И если бы вдруг книгу у нее обнаружили, то дело могло закончиться арестом...

1 комментарий :

  1. Зато музей Анны Франк приносит очень неслабые деньги. Туда очередь стоит не меньше, чем в Рейксмузеум, где хранятся картины Рембрандта и других знаменитых художников.

    ОтветитьУдалить