Последнее время всю историю Второй мировой войны пытаются подменить мифом "холокоста". На первый взгляд, многие статьи на сайте не имеют отношения к этому пропагандистскому мифу, суть которого заключается в подмене страданий сотен миллионов европейцев еврейскими страданиями, перевирании и выпячивании одних исторических фактов и игнорировании других. Однако, история не состоит из отдельных и изолированных явлений, поэтому все исторические факты необходимо рассматривать в их взаимодействии. Ревизия "холокоста" направлена на уточнение исторических фактов и создание сбалансированной картины происходивших событий. Чем более полной будет такая картина - тем меньше в ней места останется мифам "холокоста"..

Крым

Россия навеки покрыла себя позором, подло ударив в спину только что освободившейся от криминального режима разграбленной и ослабленной Украине. Оккупанты, вон из Крыма!

Всеобщая декларация прав человека

Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.
Статья 19 Всеобщей декларации прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года)

05.01.2020

Убийца как победитель

Альфред Розенберг о процессе Петлюры-Шварцбарда  


Шулим Шварцбард во время суда

Недавно убийца бывшего главы украинского государства был оправдан перед судом в Париже. Хотя сам он не только не отрицал все свои действия, но и открыто заявил, что гордится убийством человека, которого он считал смертельным врагом еврейского народа. Как мы уже подробно сообщали ранее, вся еврейская мировая пресса и еврейские финансовые магнаты приложили общие усилия, чтобы французский суд оправдал убийцу. И ничто наверно сегодня не характеризует власть иудейского золота лучше, чем этот оправдательный приговор.

Торжествуя, «Франкфуртская Газета» объявила, что процесс Шварцбарда являлся процессом еврейства! 26 октября тот же листок отмечал, что присяжные заседатели судили «о вине Шварцбарда меньше, чем об ответственности Петлюры». Другими словами: суд проходил не над убийцей, а над убитым. Точно также «Берлинская ежедневная газета» от 20 октября с таким придыханием превозносила Шварцбарда как «мстителя за невыразимые преступления», как «фанатика еврейства», отомстившего за свой народ, и с нетерпением ожидала оправдательного приговора. «Вперёд» в выпуске от 19 октября никак не осудил акт убийства, зато подчеркнул «энергичное лицо» убийцы и вёл речь только о «палаче» Петлюре. «Народная газета» демократического лагеря с радостью оповестила 21 октября, что полицейские чины разговаривают с подсудимым как с господином. Она без тени смущения утверждает, что «спокойное за совершенный подвиг» лицо Шварцбарда, оставляет очень «энергичное» впечатление.
Эти откровенно сионские газеты не так давно уже успели попрактиковаться в деле создания общественного мнения в пользу еврейскому убийце. Напомним, что те же самые листки в приступе самой страшной ярости негодовали по поводу расстрела Вальтера Ратенау, и даже после самоубийства обоих совершивших покушение – немецких офицеров Керна и Фишера, тюремные сроки которых казались им слишком незначительными, они не изъявили никакой готовности к примирению. И сегодня осужденные немцы всё ещё не амнистированы правительством, партийные газеты которого открыто занимают определённую позицию в пользу убийцы Шварцбарда.
Весь этот комплекс вопросов, важность которого первостепенна, не может быть не рассмотренным нами. Сионистская «Самооборона» в Праге писала в №42 от 21 октября следующее:
«В течение этих дней в Париже происходил процесс, которого ещё не видела всемирная история. Своими глазами мы могли наблюдать, как перед трибуналом стоял еврейский часовщик и убийца; мужчина пятью выстрелами сразивший украинского атамана Петлюру. Однако в действительности перед судом стоял не убийца, а убитый. Убитый, которому приписываются обвинения в страшных еврейских погромах, совершённых возглавляемой им армией за 1919-1920 года на Украине. Не только Петлюра предстаёт перед судом; перед судом предстаёт всё цивилизованное человечество, которое терпело эти ужасные бесчестные поступки и которое посмело их забыть.
Он один не мог больше терпеть это, он так и не смог понять как адские мучения евреев, которые направлялись людьми, организовывались людьми, приводились в исполнения людьми, вообще могли принадлежать рукам человеческим, людям без которых эти изуверства были бы невозможны; он не смог вынести того издевательства, что человек, который повинен в столь ужасных убийствах ста тысяч его братьев, беззаботно и жизнерадостно проводит свои дни в Париже в качестве изысканного иностранца, выжидая наступления времени, когда он смог бы повторить всё это заново.»
В Германии, мы, «Народный Обозреватель», вполне имели право так же высказаться и о процессе Ратенау:
«В течение этих дней в Берлине происходил процесс, которого ещё не видела всемирная история. Своими глазами мы могли наблюдать, как перед трибуналом стояли немецкие офицеры, осуществившие это убийство; мужчины, которые несколькими выстрелами сразили еврейского министра иностранных дел и потом добровольно ушли из жизни. Однако в действительности перед судом стояли не убийцы и их помощники, а убитый. Убитый, которому приписываются обвинения в страшной немецкой катастрофе, которая была спроектирована им и его единокровками, и с 1914 по 1920 царившая по всей Германии. Не только Ратенау предстаёт перед судом; перед судом предстаёт всё еврейство, совершившее эти ужасные бесчестные поступки и сделавшее всё возможное, чтобы сии преступления были забыты.
Они одни не могли терпеть это, они так и не смогли понять как адские мучения немцев, которые направлялись людьми, организовывались людьми, приводились в исполнения людьми, вообще могли принадлежать рукам человеческим, людям без которых эти изуверства были бы невозможны; они не смогли вынести того издевательства, что человек, который повинен в столь ужасных убийствах ста тысяч их братьев, беззаботно и жизнерадостно проводит свои дни в качестве богатейшего еврея и министра иностранных дел.»
Что бы говорила еврейская пресса, если бы мы так высказались о «мудреце» Ратенау? Не поднялся бы по всей Германии яростный вой? Не оказался бы «Народный Обозреватель» тогда под запретом и не потянули бы редакторов в суд из-за «содействия убийцам»? На все эти вопросы мы, не задумываюсь, должны ответить утвердительно.
В случае же с евреем Ратенау, положение вещей обстоит несколько иначе; нельзя было вызвать в зал суда обвиняемых, чтобы дать им полноценную возможность высказаться о мертвеце. Было хорошо известно лишь то, что на процессе Ратенау, подсудимые вплоть до самоубийства придерживались воззрений, что еврейская политика Вальтера Ратенау велась во вред Германскому Рейху и в угоду интернациональным финансовым тузам.
Та же самая пресса, которая сегодня заступается за убийцу Шварцбарда, тогда пресекала любую попытку высказаться о подлинной вине иудейского палача Ратенау и о героическом поступке, на который отважились немецкие офицеры.
Можно ответить, что так называемая «Самооборона» выпускается на территории Чехословакии. Теперь, однако, дела обстоят по-другому, и в Берлине даже основной орган сионистской организации точно таким же образом отзывается об убийстве. «Еврейское Обозрение» в №83 и №84 от 21 октября под заголовком «Трагедия нашего народа» пишет следующее:
«Одна из самых страшных трагедий истории развёртывается в течение этих дней перед европейским трибуналом. Мир, измотанный и притуплённый битвами и преступлениями войны, реагировал на бесконечные погромы 1919 и 1920 годов едва ли больше чем простым жестом сожаления. Их приняли как элементарное событие и быстро забыли. Перед парижским судом, который, в конце концов, оправдал Самуэля Шварцбарда в деле по убийству Петлюры, все дикие подробности тех событий освежились в памяти. Факты и описания, леденящие кровь, картины о которых можно говорить и не потерять сознания только лишь ни разу не видев их раньше. Они кажутся нам дьявольски сочинёнными легендами и кошмарными снами. И всё же, это буквальная действительность. Люди, испытавшие это, лишились рассудка, и леса Украины в то время было переполнены сумасшедшими. Можно понять то, что этих людей вечно преследуют ужасные картины, и они предаются отчаянию, когда видят, что мир, позабыв об этом, переходит к своему обыденному порядку. Подобным актом отчаяния и был поступок Шварцбарда, который как сигнал побудил успокоенную общественность к осознанию того, что такие преступления как массовые казни на Украине не имеют срока давности и не могут забываться спустя несколько лет.»
И снова мы должны спросить: какие бы последствия повлекло за собой объявление нами процесса Ратенау одной из самых страшных немецких трагедий? Приняли ли катастрофу 1918 и 1919 годов за элементарное событие и не перешли ли при всём этом к обыденному порядку? Акт отчаяния убийц Ратенау – не тот ли сигнал, побудивший общественность к осознанию того, что такое преступление как измена Германии не имеет срока давности и не может забываться спустя несколько лет? Мы спрашиваем: не напала ли снова на «Народного Обозревателя» прокуратора, которая даёт полное согласие на публикации «Еврейского Обозрения» и со спокойной душой рассматривает действия Шварцбарда как оборону Отечества?
Теперь еврейский убийца оправдан, в то время, как и сегодня многие немцы томятся в тюрьме и ни одна страна не помогает добиться им свободы. «Еврейское Обозрение» в №85 от 25 октября объясняло, как было развито у Шварцбарда чувство собственного достоинства и как оно выразилось в том, что после кражи, совершённой им в Вене, он сменил своё настоящее имя Самуэль, назвавшись Шалом. Этот случай классическим способом характеризует еврейское поведение перед судом.
Некто Моисей Вальдманн сообщал о процессе для «Евррейского Обозрения». Он говорит:
«Представитель обвинения спросил Шварцбарда, почему после русской революции он путешествовал по России не со своим паспортом. Уже один этот вопрос характеризует вражеского адвоката. Он не имеет ни малейшего представления о евреях и паспортах. Он не знает, что эти два понятие словно огонь и вода. Он не знает истории, которая повествует, как один еврейский юноша с Востока на вопрос суда о своём возрасте ответил, что для него абсолютно неважно, на год ли ему больше или меньше, чтобы преуспевать во враждебном мире. На Востоке еврей ли или на Западе, всюду он вынужден вращаться и крутиться; он может проживать в своей стране, но при этом находиться на чужбине, и наоборот – пребывать на чужбине и чувствовать себя как дома. Он вечно непонятен, представляя загадку как для других так и для самого себя. А теперь приходит месье Вильм – адвокат парижского бюро, и спрашивает о паспорте Самуэля Шварцбарда в 1917 году. До чего же смешной вопрос! Я убеждён, в глубине души Самуэль Шварцбрард не понял его. Так же как не понимаю его, открыто произнесённого, и я. Какое отношение к действительности имеет человек с его бумагами?»
Не представляют ли собой эти слова более ярой поддержки подделки паспортов? Мы знаем, что Якоб Класстин, один из духовных вождей сионизма, публично объявил, что евреи никогда не примут гражданство хозяйствующих народов, делаясь, таким образом, неуязвимыми. Тот факт, что евреи никогда не приводят настоящих данных в своих паспортах, является для «Еврейского Обозрения» огромным преимуществом их личной свободы. «Какое отношение к действительности имеет человек с его бумагами?»…
Упомянутые издания «Самооборона» и «Еврейское Обозрение» являются основными органами сионистского движения. К этому сионистскому движению, центральные печатные органы которого, открыто заступаются за еврейского убийцу принадлежит директор «Германского Банка» Вассерман, отправляемый республикой на многие конференции в качестве эксперта. К этой партии принадлежит доктор Бадт, представитель Пруссии в Рейхсрате. Сионистский вождь доктор Гослар заведует отделом печати прусского правительства. Этих трёх имен уже достаточно, чтобы задать вопрос: не являются ли эти трое, занимающие высокие официальные должности и едино сходящиеся в требовании свободы для убийцы и наказании всех врагов их народа, членами одной преступной организации? Если да, то, как немцы позволили этим трём занимать официальные должности Германии, прикрываясь немецкими фамилиями, вести наглую пропаганду, которая не имеет совершенно ничего общего с национальными интересами немецкого народа? Мы предполагаем, что наши депутаты в Рейхстаге выскажутся насчёт этого чудовищного положения. Эти факты судебно и нотариально помогают отобразить пугающую очевидность: евреи – граждане первого сорта в этой республике, а немцы – второго и третьего. Как долго?

***
В дополнении ко всей чудовищности этого купленного суда стоит отметить, что «присяжные заседатели» отрицали пять поставленных перед ними вопросов о виновности:
1. Виновен ли Шварцбард в том, что стрелял в Симона Петлюру?
2. Послужили ли сделанные выстрелы причиной смерти Петлюры?
3. Имел ли Шварцбард намерение убивать Петлюру?
4. Действовал ли Шварцбард умышленно?
5. Заманил ли он Петлюру в засаду?
И это после того, как Шварцбард заявил, что подкарауливал Петлюру месяцами; после того, как врачи безоговорочно установили смерть Петлюры от выстрелов Шварцбарда и после того, как он «гордо» признался в его убийстве!
Непосредственно из зала судебного заседания, Шварцбард прямиком направился к советскому посольству. Пожалуй, для того, чтобы получить гонорар за убийство.

"Völkischer Beobachter", 1./2. ноябрь 1927.

По сборнику статей Розенберга "Kampf um die Macht".

Справка


А́льфред Эрнст Ро́зенберг (нем. Alfred Ernst Rosenberg; 12 января 1893, Ревель, ныне Таллин — 16 октября 1946 года, Нюрнберг) — государственный, политический и партийный деятель нацистской Германии, один из наиболее влиятельных членов и идеолог Национал-социалистической немецкой рабочей партии (Nationalsozialistische Deutsche Arbeiter-partei; NSDAP; рус. – НСДАП). 

Симон Васи́льевич Петлю́ра (укр. Си́мон (Семен) Васильович (Василійович) Петлюра, 10 (22) мая 1879, Полтава, Украина, Российская империя — 25 мая 1926, Париж, Франция) — украинский военный и политический деятель, глава Директории Украинской народной республики в 1919—1920 годах, Главный атаман войска и флота.
Симон Петлюра был застрелен в Париже 25 мая 1926 года – через пять лет после вынужденной эмиграции из занятой Красной армией Украины. Его убийцей был еврейский анархист, уроженец Измаила Самуил Шварцбурд. Этот человек участвовал в Первой мировой войне в составе Французского иностранного легиона, а в августе 1917 года вернулся в Россию, после Октябрьского переворота примкнул к анархистам и поначалу симпатизировал советской власти, в составе банды Григория Котовского воевал с румынами.
Во время суда над убийцей Шварцбардом свидетелями обвинения выступили деятели УНР, которые утверждали, что Петлюра не планировал погромы, которые проходили стихийно, а сам убийца является агентом большевиков. В пользу невиновности руководителя УНР выступило 200 свидетелей. Также комиссия обвинения предоставила более 200 документов, доказывающих невиновность Петлюры, но адвокат Торрес не принял их, ссылаясь, что большинство из них не имеют подписи руководителя УНР. Во время заседания был прочитан доклад на 20 страниц, в котором говорилось о связи Шварцбарда с советской разведкой, а также спецслужбами Франции. 
Одним из тех, кто указывал на связь Шварцбарда с Москвой», был юрист и политический деятель Андрей Яковлев, в 1917-1918 годах служивший директором канцелярии Центральной Рады, потом эмигрировавший и преподававший право в Украинском вольном университете. По его сведениям, в операции по убийству Петлюры принял участие бывший руководитель Союза эсеров-максималистов на Дальнем Востоке Михаил Володин, который познакомился со Шварцбурдом в Париже в январе 1926 года и активно выяснял адрес будущей жертвы.
«Как только советские агенты увидели, что Петлюра вышел из дома один обедать, тут же дали знать Володину и кто-то из них вызвал по телефону Шварцбурда, — так Яковлев описывал события, произошедшие в день убийства. – Шварцбурд, выйдя в соседний магазин к телефону, вернулся домой и тут же выбежал из дома, в чем стоял, в белой рабочей блузе, без шапки, не захотев позавтракать, хотя завтрак, как призналась жена его, уже готовый стоял на столе. От бульвара Менимольтан, где жил Шварцбурд, до ресторана на улице Расин, где обедал Петлюра, будет полтора – два километра, и можно было проехать по подземной железной дороге, но с пересадкой, за 25-30 минут. В час дня Шварцбурд уже был на улице Расин. Здесь его встретил Володин, передал ему, что Петлюра находится в ресторане – получил от него письмо для пневматической почты, в которое Шварцбурд тут же карандашом дописал, что «его акт должен сегодня завершиться», и стал ждать завершения акта. 
А когда убийство было совершено и Шварцбурда арестовали, в 2 часа 15 минут, тогда Володин отправился к почтовому бюро Отель де Виль и опустил там письмо».
По утверждению Яковлева, которое также приводится в книге Александра Колпакиди и Клима Дегтярева «Внешняя разведка СССР», «суд был необъективным, носил политический характер, и поэтому не удалось установить полную картину подготовки к убийству».
При этом считается, что в убийстве Петлюры были заинтересованы и определенные круги Франции, использовавшие его смерть для разжигания кампании против антисемитизма. В книге Ильи Каверина «Перед судом истории. Симон Петлюра» со ссылкой на одного из экспертов выдвигается версия о том, что покушение организовала небольшая группа евреев, отстаивавших собственные интересы. Одним из ее руководителей был Анри Торрес – в ту пору коммунист и адвокат Шварцбурда.

Шу́лим И́цкович Шва́рцбурд (также известен как Шолем Шварцборд и Шолом Шварцбард; идиш ‏שלום שװאַרצבאָרד‏‎, в эмиграции — фр. Samuel (Sholem) Schwarzbard — Самуэль Шварцбард; 18 августа 1886, Измаил, Бессарабская губерния — 3 марта 1938, Кейптаун, Южно-Африканский Союз, ныне — Южно-Африканская Республика) — еврейский анархист, убивший Симона Петлюру и оправданный французским судом.
В защиту Шварцбарда дали показания более 120 свидетелей-евреев, которые на словах рассказывали об ужасах, якобы творившихся в Украине, и бездоказательно уверяли, что Симон Петлюра поощрял и планировал погромы, и что якобы одним из лозунгов УНР был: «бей жидов, спасай Украину!». 
Процесс Ивана Демьянюка 
Преследование престарелых надзирателей Освенцима: фарисейство вместо толерантности 
Уроки толерантности: в Германии осудили 88-летнюю женщину, отрицавшую Холокост 
За что на самом деле был казнён Адольф Эйхман 
Венгерский адвокат обвинил еврея Эфраима Зурофа в лжесвидетельстве

Комментариев нет :

Отправка комментария