Последнее время всю историю Второй мировой войны пытаются подменить мифом "холокоста". На первый взгляд, многие статьи на сайте не имеют отношения к этому пропагандистскому мифу, суть которого заключается в подмене страданий сотен миллионов европейцев еврейскими страданиями, перевирании и выпячивании одних исторических фактов и игнорировании других. Однако, история не состоит из отдельных и изолированных явлений, поэтому все исторические факты необходимо рассматривать в их взаимодействии. Ревизия "холокоста" направлена на уточнение исторических фактов и создание сбалансированной картины происходивших событий. Чем более полной будет такая картина - тем меньше в ней места останется мифам "холокоста"..

Крым

Россия навеки покрыла себя позором, подло ударив в спину только что освободившейся от криминального режима разграбленной и ослабленной Украине. Оккупанты, вон из Крыма!

Всеобщая декларация прав человека

Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.
Статья 19 Всеобщей декларации прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года)

03.02.2013

Фредерик Тобен: Техника Холокоста


Д-р Фредерик Тобен, гражданин Австралии, родился в Ядер-берге, Северная Германия, в 1944 г. в семье фермера. В 1954 г. его родители с четырьмя детьми эмигрировали в Австралию. Фредерик Тобен учился в университетах Мельбурна (Австра­лия), Веллингтона (Новая Зеландия), Гейдельберга, Штутгарта и Тюбингена (Германия). Он преподавал философию и англий­скую литературу в Австралии и в двух африканских странах (в Нигерии и Зимбабве). С1993 г. занимал пост директора Ин­ститута Аделаиды, который занимается свободными исследо­ваниями по вопросам Холокоста. Ф.Тобен — автор нескольких книг, таких, как «Где Истина не защищена» и «Индивидуальное лицо Ревизионизма». С апреля до ноября 1999 г. он был отправ­лен в тюрьму в Маннхейме, Германия, за «отрицание холокоста».

Я выражаю глубокую признательность Президенту Исламской Республики Иран, господину Махмуду Ахмадинежаду за то, что он сделал возможным все здесь про­исходящее. Впервые в истории ревизионизма состоялась поистине международная конференция по холокосту, на которой особый акцент сделан на обвинении в систематическом истреблении немцами европейского еврейства в газовых камерах, в особенности в Освенциме и Треблинке в период Второй мировой войны.

Я благодарю иранский народ за то, что он избрал та­кое руководство своей страны, которое не боится еврей­ского давления, руководство, которое смело выступает за возрождение фундаментальных человеческих ценностей, утраченных в большей части западного «демокра­ти­ческо­го и свободного мира», где они заменены отбросами меж­дуна­род­ного грабительского капитализма — чрезмерным материалистическим потребительским гедонизмом и ми­литаризмом.

Есть ревизионисты, как, например, Гермар Рудольф, Эрнст-Гюнтер Когель, Хорст Малер, Эрнст Зундель, и дру­гие, которые не смогли приехать на эту конференцию, по­тому что в настоящее время заперты в немецких тюрьмах. Ревизионистские активисты Зигфрид и Герберт Вербекё в настоящее время посажены в бельгийскую тюрьму. Удо Валенди и Гюнтер Декерт, оба отбывшие длинные сроки тюремного заключения за свою ревизионистскую деятельность в Германии, посылают всем свои приветствия. Гюн­тер почти готов был приехать на конференцию, но власти отобрали у него паспорт за несколько дней до отъезда в Иран. Кроме того, есть много американских ре­визиони­стов, которые не осмелились приехать в Тегеран из опа­сения, что американское правительство отомстит им за это. Мы все знаем, какую форму может принять эта месть: клевета, экономические и профессиональные санкции, на­целенные на дискредитацию и уничтожение личности, но не на выдвигаемые ими аргументы.

В течение Второй мировой войны миллионы людей трагически пострадали и умерли. Позвольте заверить вас, что ревизионисты не занимаются тем, чтобы отри­цать очевидность трагических фактов любого военного конфликта. Тем не менее там, где предположительно про­изошло убийство, причину смерти должно устанавливать уголовное расследование. Это означает, что, прежде все­го, необходимо искать орудие убийства, как и положено при расследованиях подобных преступлений. В еврейском деле против немцев, называемом «холокост» — или как теперь называют это евреи «шоах» — массовым орудием убийства, кроме всего прочего, были предпола­гаемые газовые камеры.

Ревизионисты стремятся добиться сбаланси­рован­ного понимания событий, отделения факта от вымысла. Имеется насущная необходимость объективно рассмот­реть претензии, предъявляемые в рамках мирового собы­тия, ставшего известным как «холокост». Почему? Потому что предъявленные претензии носят настолько ужасаю­щий характер, что превышают всяческое понимание, вы­зывают недоверие и искажают наше восприятие челове­ческой природы. Другими словами, обвинения, предъяв­ляемые против немцев, граничат с безумием.

Для исследователей этой темы недостаточно принять на веру общепринятую, не терпящую возражений пози­цию, например, еврейских профессоров Деборы Липштадт и Алана Дершовича. Оба академика считают, что не может быть никаких дискурсий на эту тему, что любой, стремя­щейся к ее публичному обсуждению, должен быть подвергнут презрению и насмешкам. Такой умственный на­строй — не что иное, как интеллектуальное мошенничест­во, которое демонстрирует моральное банкротство обоих. Тем не менее в так называемых демократических запад­ных странах посредством утонченных и прямых юриди­ческих, экономических и общественных санкций откры­тая общественная дискуссия успешно подавляется на всех уровнях общества, особенно в образовательных учрежде­ниях, например, в университетах. Невозможно в течение короткого времени представить подробный доклад по такому вопросу, как предполагаемое орудие убийств холокоста, и я должен строго ограничиться немногими ос­новными физическими вопросами, которые покажут, насколько абсурдны обвинения в газовых удушениях.

Я хочу предложить краткий обзор тезиса о газовых камерах по отношению к лагерям Освенцим и Треблинка, и с помощью макетов покажу, что по техническим при­чинам претензии о массовых убийствах газом или путем сжигания, предъявляемые так называемыми «уце­левши­ми в холокосте» и поддерживающими эту версию — фи­зически невозможны.

Весной 1945 г., незадолго до того, как Германия потер­пела окончательно поражение, союзнические войска про­водили пропагандистскую кампанию, заявляя, что людей, главным образом евреев, убивали в так называемых лаге­рях смерти.

Из шести предполагаемых немецких лагерей смерти в Польше, Освенцим II (Биркенау) — ключ всей истории, потому что именно по этому лагерю существуют горы до­кументальных свидетельств, тогда как для четырех других (Белжец, Треблинка, Собибур и Хельмно), почти никаких документов не существует. Что касается последнего, Майданека, по нему есть значительное количество докумен­тов, но далеко не такое, как по Освенциму.

«Газовые камеры» в Освенциме

Освенцим I (базовый лагерь) являлся админи­стра­тивным цен­тром, который был расширенным военным комплексом казарм, принадлежащим австрийской армии перед Первой мировой войной, тогда как Освенцим II (Биркенау) первоначально планировался как зна­чи­тель­но больший по размерам лагерь, предназначенный для специфических потребностей, действий войск СС на этой территории.

Освенцим II выполнял обычные функции немецкого концентрационного лагеря, жилья для заключенных, труд которых использовался на близлежащем крупном про­мышлен­ном комплексе. Это явно был основной лагерь с точки зрения функции размещения заключенных.

В Биркенау было четыре крематория, и именно крема­тории II и III рассматриваются как места, где немцы яко­бы осуществляли «окончательное решение», уничтожая европейских евреев во время Второй мировой войны.

Интересно, что крематории II и III выполняли функ­ции кремирования, подобные тем, которые выполнялись в других типичных немецких трудовых лагерях, к кото­рым тем не менее не предъявлено обвинений в массовых убийствах.

Большинство традиционных историков предполагает, что за трехмесячный период, с мая по июль 1944 г., око­ло 410 000 венгерских евреев были отравлены газом и со­жжены в крематориях II и III — якобы иногда по 12 000 евреев подвергалось газовому отравлению и затем сжи­га­лось ежедневно, чему, якобы имеются свидетельские по­казания.

Представьте себе организацию процедуры физиче­ского уничтожения газом 12 000 человек (а этот процесс состоит из 3 ступеней):

1. По звуку железнодорожной сирены евреев сгоняли в крема­торий II, где они раздевались в раздевалке.

2. Оттуда они шли обна­женными в душевую, где их отравляли газом;

3. Затем тела посредством небольшого лифта с пло­ским верхом перемещали наверх, в комнату, где пять пе­чей для сжигания были готовы сжечь тела, все 12 000.

Быстрый подсчет, касающийся ежедневного числа от­равленных газом, говорит о том, что технически невоз­можно отравлять газом по 12 000 человек в день. Хотя верящий в газовые камеры д-р Норман Финкельштейн выразился ясно: «Вызовом сегодня должно стать возвра­щение к нацистскому холокосту в качестве предмета ра­ционального расследования. Поскольку уцелевших в холокосте сейчас почитают как святых мирян, никто не ос­меливается выразить сомнение по их поводу. Нелепые утверждения проходят без комментариев».

Мы должны иметь в виду, что в течение всей исто­рии технология не только предоставляла возможности, но также определяла их пределы. Эти технологические ограничения — абсолютны; и если исторические выводы основаны на них, они, следовательно, также становятся абсолютными. Например, легко доказать, истинным или подложным является дневник военного времени, напи­санный чернилами. Если сделать анализ чернил, и резуль­тат покажет, что эти конкретные чернила, испо­ль­зован­ные для дневниковой записи, появились на рынке только в 1950 г., значит, мы можем с уверенностью заявить, что дневник является подлогом.

То же относится и к холокосту, с которым возникает огромное количество технических проблем. Профессор Ро­берт Фориссон, Фред Лейхтер и Гермар Рудольф, а также и другие, исследовали использование газа Циклон-Б, в соот­ветствии с гипотезой холокоста. Они пришли к заключе­нию, что все зарегистрированные свидетельства, считав­шиеся само собой разумеющимися сегодняшними исто­риками холокоста, должны быть отброшены на основа­нии технических свойств газа-инсектицида Циклон-Б.

Другая проблема, имеющая техническую основу — это размещение предполагаемых миллионов трупов по­сле того, как заключенных предположительно отравили газом.

Итак, практические и технические проблемы, в основ­ном, ясны. Если жертвы были отравлены газом и кремиро­ваны, средства кремации должны соответствовать предъ­являемой цифре жертв. Если подсчитать общее число теоретически возможных кремаций на технической основе, то, в соответствии с историческими данными, можно оп­ределить максимальное число теоретически возможных жертв. На этот раз, подсчет будет ограничен кремациями лишь в крематории ІІ.

Интересно отметить, что приверженец холокоста, Ро­берт ван Пельт, использует показание прежнего комен­данта лагеря Рудольфа Гесса, сделанное в 1947 г. на слуша­нии в суде Кракова, которое проливает свет на проблему непрерывной работы крематория: «После восьми или де­сяти часов работы крематории оказывались непригодны­ми для дальнейшего использования». Значение его пока­зания станет очевидным, когда мы займемся проблемой кремации.

Предположим, что ежедневное время работы равно девяти часам, тогда мы получаем, что в печи с тремя муфе­лями в каждой из которых содержится одно тело, проис­ходит сжигание трех тел за час. Это означает, что в одной печи крематория II могло быть сожжено 9x3 тел/час = 27 трупов в день. Таким образом, 27х5 печей = 135 тру­пов в день. Добавьте к этому крематорий III, зеркаль­ное отражение крематория II, и мы получим общий итог 135 х 2 = 270 трупов в день вместе для крематория II и крематория III.

Крематории IV и V с восемью муфелями каждый = 8x9 = 72х2 — в общей сложности 144 трупа за день. Следовательно, теоретически, мы имеем, что кремато­рии II, III, IV и V Освенцима II сжигали 270 + 144 = 414 трупов в итоге за день, в случае, конечно, что все че­тыре крематории работали непрерывно, без поломок или остановок для необходимой наладки.

Все крематории просуществовали в общей сложности 2367 дней, но фактическое время работы составило 1164 дня, и очень маловероятно, что все печи в пределах печ­ного помещения всегда функционировали.
Следовательно, время простоя из-за дефектов и ре­монта или просто нерабочего времени составляет около 55%.

Вскоре после окончания войны Советский комитет по расследованию оценил и принял, без каких-либо дальней­ших исследований, цифру в четыре миллиона умерших в Освенциме. Даже несмотря на появившиеся с самого на­чала сомнения в отношении точности такой оценки, она стала догмой, когда эта цифра была установлена в юриди­ческом порядке посредством поэтапного проведения су­дов, бывшими по своей сути показательными судами.

Освенцим-Биркенау — крематорий II функци­ониро­вал с 15 марта 1943 г. по октябрь 1944 г., всего 432 дня. Черепичная прокладка внутри трех муфелей каждой из пяти печей могла выдержать до 3000 кремаций каждая, а после 45 000 кремаций вся прокладка муфт подлежала за­мене. Так как замены не производилось во время работы крематория II, это указывает на то, что общее число кре­маций было менее 45 000. Считая и другие крематории, мы приходим к цифре около 135 000 жертв, умерших от естественных причин в лагере и кремированных.

Объяснение работы крематория II в Машхаде в марте 2006 г.

Выставленный в Музее холокоста Освенцим II, ма­кет крематория II демонстрирует логистическую пробле­му удаления тел — слева 2000 раздевающихся и ожидаю­щих, справа 2000 умерщвленных газом тел и ожидающих транспортировки, в то время как сверху справа происхо­дит 2000 кремаций в предполагаемых газовых печах.

Давайте вспомним: крематорий V был использован для заключенных, которые по естественным причинам умерли в Освенциме-1, Освенциме-2 и в любом из 40, или около того, спутниковых лагерей, и чьи трупы собирались ежедневно. Крематорий IV не подлежал ремонту и не ра­ботал после всего 50 дней функционирования в течение 1943 г.

С 15 мая по июль 1944 г. около 12 000 заключенные, главным образом венгерские евреи, прибывали ежедневно в шести поездах, всего около полумиллиона заключенных. Это создало огромные трудности: 12 000 прибывающих ежедневно надо было умертвить газом и сжечь, главным образом, в крематориях II и III. Вспомните, что кремато­рии ІІ и III каждый имели по пять печей с 15 муфелями, таким образом, каждый крематорий имел рабочую воз­мо­ж­ность 135 трупов в день по 2 = 270 в итоге.

12 000 прибывших распределялись в крематории II и III, что означало 6000 умерщвлений газом и кремаций для каждого из двух крематориев. Однако печи в каждом кре­матории могли обработать только 135 трупов в день. Тогда что же произошло с остальными 5865 рас­пре­деленны­ми по каждому крематорию? Они не могли быть умерщв­лены газом и не могли быть кремированы, так как первая партия умерщвленных газом все еще занимала газовую камеру, и на кремацию потребовалось бы несколько не­дель. Я не говорю уже о проблеме первой партии заклю­ченных, оказавшихся в раздевалке, где они должны были бы ждать, пока газовая камера будет очищена от тел уду­шенных газом.

Несколько четких аэрофотоснимков, полученных в тот период, не запечатлели никакой необычной деятель­ности на земле в пределах лагерной территории. Ни дыма, ни огня, и никаких людей, сходящих с поездов, про­хо­дя­щих через эту «селекцию»: направо — на работу, нале­во — немедленно в газовую камеру, становиться в оче­редь, чтобы войти в раздевалки.

Предполагаемая газовая камера площадью 210 кв. м могла вместить для одной газовой операции 2000—3000 жертв, как свидетельствовал Рудольф Гесс и другие. Но так как печи крематория могли бы справляться только со 135 трупами в день, потребовалось бы около трех не­дель непрерывной работы для того, чтобы сжечь все тру­пы, сваленные в кучи в «газовой камере».

Приверженцы холокоста отдают себе отчет в этой ко­личественной проблеме, и чтобы преодолеть ее, они ис­пользуют для своих вычислений круглосуточную рабо­ту печей и утроенное количества трупов, которое может вместить муфта, а также сокращение времени, необхо­ди­мого для кремации. Но тем не менее эти подтасовки им ничего не дают!

В марте 2003 г. я наблюдал кремацию своего отца и могу засвидетельствовать, что до сегодняшнего дня кре­мация одного тела в современной, управляемой компью­те­ром газовой печи, сделанной в Швеции, требуется от 70 до 80 минут. К тому же, человеческие кости не горят, и должны быть удалены и раздроблены, а это трудоем­кая работа.

Так же как до меня это проделали многие реви­зиони­сты, я в 1997 и в 1999 гг. входил в крематорий II и доказал себе, что крыша предполагаемой «газовой камеры» крема­тория II не имела отверстий, через которые охрана бро­сала канистры с Циклоном-Б, содержащие газовые шари­ки. Кроме того:

—  вход в предполагаемую газовую камеру смерти че­рез одно из предполагаемых отверстий для ввода газа;
—  в предполагаемой газовой камере при кре­мато­рии II бетонная колонна, сквозь которую якобы газ проса­чивался, оказалась внутри твердой и совсем не пористой;
—  узкоколейная железная дорога в Биркенау закан­чивается около крематориев II и III. Она была построе­на только в марте 1944 г. До этого заключенные и грузы должны были разгружаться в Освенциме I.

С 18 января по 10 марта 1972 г. в Вене (Австрия) про­ходил суд над бывшими эсэсовцами Вальтером Дейако и Фрицем Эртлем (оба архитекторы, ответственные за про­ект и строительство крематориев в Освенциме II). Во вре­мя суда было рассмотрено показание экспертов о возмож­ной интерпретации чертежей предполагаемых газовых ка­мер крематориев Освенцима ІІ. Экспертное заключение гласило, что помещения, о которых идет речь, не могли быть газовыми камерами, а также не могли быть превра­щены в газовые камеры. Ответчики были оправданы по технической стороне дела, но впоследствии папка счита­лась «утерянной», но все же несколько австрийских юри­стов имеют копии этой папки.

Анализируя исследования Фреда Лейхтера и Вальте­ра Люфтла, Гермар Рудольф провел собственное расследо­вание в Освенциме II. Он взял образцы камня и протес­тировал их на наличие соли цианистой кислоты в знаме­нитом Институте Макса Планка в Штутгарте. Результаты анализа подтвердили результаты ранее проведенных ана­лизов образцов:

1. Соль цианистой кислоты, реагируя с камнем, дает железисто-синий цвет, видимое и устойчивое пятно ос­тается в течение десятилетий, если не столетий. Разруше­ние под влиянием атмосферных воздействий не влияет на концентрацию соли цианистой кислоты. Результат это­го химического процесса все еще ясно виден на внешних стенах дезинсекционной камеры Освенцима II, где до сих пор сохранилось пятно темно-синего цвета, ука­зывающее на то, что и сейчас здесь сохраняется высокая концентрация соли цианистой кислоты.

2. На стенах дезинсекционной камеры (по уничтоже­нию вшей) были обнаружены заметные следы соли циа­нистой кислоты с выдающим ее синим оттенком цвета стен.

3. На стенах «газовых камер» где, как предполагали, происходили массовые убийства газом, не обнаружилось никаких заметных остатков более высокой концентрации соли цианистой кислоты, чем в любой другой произволь­но выбранной постройке.

Рудольф сделал заключение, что присутствие водо­родной соли цианистой кислоты ИСК (мг/кг протести­рованного материала строений), близко к нулю в пред­полагаемой газовой камере крематория II и 1,050 мг/кг СN в дезинсекционной и дезинфекционной камерах, где Циклон-Б действительно был использован в целях дезинфекции.

Доказательство убедительное: образование же­лези­сто-синего цвета обнаруживается в виде пятен темно-си­него цвета на стенах и потолках в дезинсекционной и де­зин­фек­ционной камерах, но синий цвет не присутст­вует в предполагаемых газовых камерах.

Железные соли цианистой кислоты — очень устой­чивы, и железисто-синий цвет, или цвет берлинской ла­зури, широко использовался на протяжении свыше трех столетий.

Разбор свидетельских показаний приводит к выво­ду об их высокой степени ненадежности. Большинство свидетельств «оче­видцев» массовых газовых отравлений были полностью дискредитированы всякий раз, когда их подвергали непредвзятой проверке в законном суде. Вен­герский еврей д-р Ньисли свидетельствовал о кремато­рии II: «Гранулированная субстанция падала в виде кус­ка вниз. Газ, который она выделяла, выходил сквозь перфорации и через несколько секунд заполнял помещение, в котором теснились депортированные. Через 5 минут все были мертвы. Для каждой партии все происходило таким же образом. Автомобили Красного Креста привозили газ в лагерь. В крематорщ никогда не хранились его запасы. Это было скандальным, но еще более скандальным было то, что газ привозился в автомобилях с символикой Крас­ного Креста. Для того, чтобы быть уверенными в том, что работа закончена, два охранника газовой бойни ожидали еще 5 минут».

Воспринимается почти как ирония то, что свидетели, которые показывали, что сами видели заключенных, уби­ваемых газом за минуты, не знали о том, что газовые ша­рики Циклона-Б требуют значительного времени и опре­деленной температуры для того, чтобы начался процесс, выделения газа. Таким образом, когда очевидцы дают не­лепые показания, они лгут.

Гермар Рудольф вынес свое определение в «Докладе Рудольфа», в котором он научно доказал, что отравление газом в «газовых камерах» было невозможно в том виде, как это рассказывали свидетели, и как публиковалось в литературе о холокосте. Например, свидетельские пока­зания очевидца д-ра Ньисли дискредитированы, так как требуется 1—2 часа для выделения смертоносного газа Циклон-Б, и после этого должно пройти несколько часов для проветривания помещения, прежде чем дверь может быть безопасно открыта.

Число жертв Освенцима

Мемориальная доска, благословленная папой Иоан­ном-Павлом в 1979 г., называющая 4 миллиона жертв, была через несколько лет после установки заменена но­вой доской насчитывающей 1,5 миллиона, которую благо­словил папа Бенедикт XVI. Между тем даже новая цифра преувеличена, по крайней мере, в десять раз.

Тем не менее эти сокращения количества жертв не влияют на общую цифру 6 000 000, которая не уменьша­ется ни при каких обстоятельствах.

Треблинка

Лагерь Треблинка состоял из двух лагерей: Треблин­ка I, трудовой лагерь, и Треблинка II, предполагаемый ла­герь «чистого истребления», располагающийся примерно в 80 км к северо-востоку от Варшавы (Польша). Макет ла­геря выполнен в масштабе 1:250 и исключает четыре гек­тара жилых кварталов, находящихся на северной грани­це. В сентябре 1943 г. лагерь был демонтирован и превра­щен в ферму.
Макет создавался по информации, полученной из множества источников, с учетом рассказов о газовых убийствах, но можно с уверенностью допустить, что, по крайней мере, некоторая информация об этом лагере мог­ла быть сфабрикована задним числом с тем, чтобы синхронизироваться, совпадать с показаниями, сделанными уцелевшими другого лагеря, например, Белжеца.

Треблинка II был основан в июле 1942 г. и закрыт в сентябре 1943 г., таким образом, он оставался дей­ствую­щим в течение только 14 месяцев. Тем не менее выдвига­ется обвинение, что в течение этого времени в Треблин-ку было отправлено всего около 870 000 человек, главным образом евреев из Варшавского гетто. Свидетели пока­зали, что от двух до трех поездов прибывали ежедневно, причем в каждом поезде содержалось 6000—7000 чело­век, размещенных в 60 фургонах для скота, в среднем по 16 000 человек. Все они были отравлены газом и затем за­хоронены в общие могилы вблизи предполагаемых газо­вых камер.

В частности, в течение десятинедельного периода, с 22 июля до октября 1942 г., около 700 000 заключенных были умерщвлены в трех помещениях так называемого маленького газового дома, размером 4 х 4 м каждое, пло­щадью примерно равной размеру средней спальни. В чет­вертой комнате строения располагался дизельный двига­тель, взятый с захваченного русского танка.

Около 250—300 человек, в среднем по 275 человек на­сильно вталкивали в эти помещения, то есть, 17 человек на 1 кв.м.

За один раз в общей сложности 825 человек умира­ли после 30—40-минутного вдыхания выхлопов дизеля, что составляло 58 330 человек в неделю, или 8333 чело­века в день. Затем тела переносили на носилках при­мер­но на 200 метров в общие могилы, расположенные в юго-восточном углу лагеря.

Согласно свидетельским показаниям в вопросах о том, что якобы происходило в концентрационных лаге­рях, немецкую логику всегда трудно проследить. После убийства около 700 000 человек, как говорят, в октябре 1942 г. был выстроен другой, значительно больший газо­вый дом, имеющий 10 газовых камер, размером 8 х 4 м ка­ждая, с общей площадью помещения 320 кв.м, с возмож­ностью вместить 700 человек в камеру, или в общей слож­ности 7000 человек, то есть 22 человека на 1 кв. м. Оба газовых дома имели размеры 320 кв.м. плюс 48 кв. м, в об­щей сложности 368 кв.м и использовались для уни­чтоже­ния остальных 170 000 человек, с эффективностью 3,5%, между ноябрем 1942 г. и апрелем 1943 г. Следовательно, не было необходимости для нового и большего по разме­рам газового дома.

Через десять месяцев после того, как начались газо­вые убийства, в апреле 1943 г., тела были выкопаны и со­жжены и всего за 122 дня, всего за четыре месяца с целью уничтожить улики преступления. Кремация проводилась на двух отдельных грилях, сделанных из желе­знодорож­ных рельсов, имеющих в длину 30 м, ширину 3 м и около 70 см над землей.

В течение ноября 1945 г., во время начала Нюрн­берг­ского трибунала — Международный Военный Суд (МВС) и польский магистрат окружного суда в городе Шьедлце, под впечатлением свидетельских показаний о предпо­ла­гаемых зверствах, приказал провести расследование в бывшем лагере Треблинка II. Польская комиссия попы­талась извлечь из-под земли вещественные доказательствва; подтверждающие предполагаемые преступления, по­скольку оно не верило рассказам уцелевших, особенно об убитых там 3 000 000 человек.

Как и в Освенциме, это число оказалось изо­бре­тени­ем советской пропаганды военного времени. Еврейский председатель Окружного суда в Шьедлце, Жлебзак, вмес­те с примерно 30 рабочими, лично контролировал судеб­ное расследование и раскопки.

Понятыми при расследовании были четыре быв­ших заключенных Треблинки: С. Райзман, Т. Кримберг, С. Фрид­ман и М. Миттельберг. В их задачу входило указывать ме­стоположение построек, где, как они показали, они рабо­тали на протяжении целого года, и которые были демон­тированы за два года до того, как комиссия начала свою работу.

Уцелевшие утверждали, что 50 000 человек, которые были не в состоянии сами войти в «газовые камеры», яко­бы были казнены выстрелом в голову в больничном рву. Судебное расследование обнаруживало только несколько небольших личных вещей, принадлежащих предполагае­мым расстрелянным жертвам, например, несколько ма­леньких иностранных монет, но не смогло найти ника­ких человеческих костей или чего-либо другого от 50 000, пуль или использованных гильз.

Не смогло расследование определить и расположение двух газовых домов Треблинки, самых больших каменных построек в районе, выстроенном на двух гектарах те­р­ри­тории верхнего «лагеря смерти». Были вырыты длин­ные и глубокие рвы, протянувшиеся в направлении с севера на юг, но ничего найдено не было.

Вскоре после войны очевидцы Треблинки показали, что евреев убивали горячим водяным паром, или выка­чиванием воздуха из помещения, создавая вакуум, и даже описывали установку кипящего водяного котла внутри предполагаемой газовой камеры. Например, в соответ­ст­вии со свидетельскими показаниями 1944 г., со­ста­вленны­ми 055 (главной разведывательной службой США), евре­ев в Треблинке «убивали паром, а не газом, как подозре­валось ранее».

Только впоследствии литература «холокоста» измени­ла орудие убийства на дизельный двигатель, этим самым предлагая более убедительный аргумент, чем тезис о го­ря­чем паре, приведя его в соответствие с лагерями Белжецом и Собибур, где также были указаны выхлопы ди­зельного двигателя в качестве орудия убийств.

На Нюрнбергском процессе 1945—1946 гг., бы­ли даны два взаимно исключающих показания: умерщвление горя­чим паром и газом. Бывший заключенный Треблинки Са-муэл Райцман свидетельствовал, что там евреев умерщв­ляли в газовых камерах. Это создавало большую нераз­бериху, так как несколькими месяцами раньше Райзцан показал, что когда он находился в Треблинке, евреев «уду­шали до смерти» с помощью машины, которая выкачива­ла воздух из камер смерти, чтобы они задыхались.

Американские обвинители на Нюрнбергском процес­се поддержали историю с паром. В качестве дока­затель­ства обвинение польского правительства от 5 декабря 1945 г. было представлено в виде приложения к обвине­нию США-293. В нем утверждалось, что евреи были уби­ты в лагере, «задыхаясь в заполненных паром камерах». Это сообщение, в котором ничего не говорится об убий­ственном ядовитом газе, было опубликовано в официаль­ном документе Нюрнбергского трибунала как документ Р5-3311, и американский обвинитель цитировал его в сво­ем выступлении на Трибунале 14 декабря 1945 г.

Работа американского специалиста по дизелям Фре­дерика П. Берга твердо поддерживает результаты иссле­дований, которые сводятся к тому, что убийство людей с помощью выхлопных газов дизеля является техническим абсурдом, так как на это потребовалось бы несколько ча­сов.

Интересно, хотя и не удивительно, что история про дизельный мотор, рас­сказанная свидетелем-очевидцем, все еще находится в обращении у сторонников холокоста.

Так же невероятно, как рассказ о дизельных вы­хло­пах, и даже более, звучит открытие Дюссельдорфского суда на участке захоронений 870 000 жертв в юго-вос­точном углу лагеря. Общие могилы, как видно на моде­ли, могли бы вместить около 200 000 тел, но историки на­ста­ивают, что там захоронено 870 000 тел.
История о захоронении тел, а затем об эксгумации, физически невозможна. Немецкий ученый Удо Валенди видит проблему в контексте, когда напоминает нам, что это якобы «гигантское истребление» было совершено гор­сткой людей.

Суд над «Иваном Грозным» из Украины, Джоном Демьянюком в Иерусалиме (1986—1988 гг.), было послед­ней попыткой закрепить юридически рассказ об отрав­лении газом — и эта попытка потерпела неудачу. Но не из-за отсутствия усердия у тех, кто поглощен преследо­ванием так называемых «нацистских военных пре­ступ­ников».

Преследование Джона Демьянюка не является еди­ничным случаем, но оно доведено до крайнего предела аб­сурдности проведением суда в Израиле, стране, которая даже не существовала во время совершения предпола: гаемого преступления. Раньше, в начале 1960-х, состоялся суд над Адольфом Эйхманом в Иерусалиме. Аналогичные случаи преследования бывших восточноевропейцев, которые «сотрудничали» с немцами во время Второй ми­ровой войны, были также распространены в странах западной демократии в начале 1990-х. Например, в Авст­ралии такие суды терпели неудачи, поскольку показания очевидцев были настолько ненадежными и так очевидно сфабрикованы, что судьи не могли продолжать судебный процесс.
Дела обстоят иначе в США, где мощное сионистское лобби просочилось в судебные органы. Это помогает объяснить, почему поиски Демьянюка продолжались свыше двух десятилетий и почему власти Соединенных Штатов, подчиняясь еврейскому давлению, выслали со своей тер­ритории в Германию Германа Рудольфа и Эрнста Зунделя (последнего через Канаду).

Джон Демьянюк был выслан из США в Израиль в 1986 г., а после суда, во время которого один из адво­катов был убит, а другой ослеплен кислотой, 25 апреля 1988 г. он был приговорен к смерти через повешение Ие­руса­лимским судом. После апелляции оказалось, что он не был «Иваном Грозным», и в сентябре 1993 г. его возвра­тили в США. Свидетельские показания оказались полно­стью сфабрикованными — представьте, свидетели показа­ли, что этот лагерный охранник-украинец стоял с внеш­ней стороны газовой камеры Треблинки с саблей, и в то время, как жертвы входили в нее, отрезал груди женщин. Юрген Граф и Карло Маттоньо тщательно анализируют это дело в своей книге 2004 г. «Треблинка. Лагерь смерти или пересылочный лагерь?».

Выводы

1. Как установлено во введении, невозможно в тече­ние имеющегося в распоряжении времени представить подробный отчет по такому вопросу, как предполагае­мое орудие убийств «холокоста». Но даже; ограниченная дискуссия, касающаяся обвинений в удушений газом, по­казывает, что газовые камеры — это вздор, продукт боль­ного патологического ума, наполненного неприкрытой не­на­вистью.

2. В моем выступлении я попытался представлять краткий обзор теории о газовых камерах, в применении к Освенциму и Треблинке, и с помощью демонстрации ма­ке­тов показать, что обвинения в массовых удушениях газом и кремациях являются физически и технически не­ возможными.

3. Один лишь этот факт оправдывает цель Пре­зиден­та Ирана доктора Махмуда Ахмадинежада в его решении провести эту конференцию, чтобы вдохновить историков и ученых на дальнейшие исследования всего материала, касающегося холокоста, рациональными методами без страха или выгоды. Срочность нужна, потому что «холокост» исказил наше понимание мировой истории и при­нес несправедливость и невообразимые страдания пале­стинцам.

ИССЛЕДОВАНИЕ ХОЛОКОСТА.
ГЛОБАЛЬНОЕ ВИДЕНИЕ
Материалы Международной Тегеранской конференции 11–12 декабря 2006 года


См. также:


Комментариев нет :

Отправить комментарий