Последнее время всю историю Второй мировой войны пытаются подменить мифом "холокоста". На первый взгляд, многие статьи на сайте не имеют отношения к этому пропагандистскому мифу, суть которого заключается в подмене страданий сотен миллионов европейцев еврейскими страданиями, перевирании и выпячивании одних исторических фактов и игнорировании других. Однако, история не состоит из отдельных и изолированных явлений, поэтому все исторические факты необходимо рассматривать в их взаимодействии. Ревизия "холокоста" направлена на уточнение исторических фактов и создание сбалансированной картины происходивших событий. Чем более полной будет такая картина - тем меньше в ней места останется мифам "холокоста"..

Крым

Россия навеки покрыла себя позором, подло ударив в спину только что освободившейся от криминального режима разграбленной и ослабленной Украине. Оккупанты, вон из Крыма!

Всеобщая декларация прав человека

Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.
Статья 19 Всеобщей декларации прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года)

10.11.2012

«Швондерова работа»

Минкин - либеральный журналист,
известный заявлением о том,
что крайне сожалеет о победе СССР
в Великой Отечественной войне.
Московские евреи не могут смириться с решением ростовского суда, запретившего спекуляции на исторической памяти.

Как известно, в Ростове-на-Дону в середине октября 2012 года завершился суд по «делу о Змиевской балке». Суд отказал еврейскому адвокату Лившицу, требовавшему объявить мемориал жертвам фашизма памятником Холокоста. В суде Лившица поддерживали Российский еврейский конгресс (РЕК) и несколько хасидских организаций Ростова. Суд завершился их поражением.

И вот, спустя более двух недель после завершения суда, столичная газета «Московский комсомолец» напечатала статью еврейского журналиста Минкина под названием «Над могилой» (статью тут же перепечатал либерально-толерантный сайт «Эхо Москвы» - РХ). Основной ее смысл заключается в том, что в Змиевской балке убивали евреев, а министерство культуры Ростовской области не хочет увековечивать память о них. Потому и сняло табличку, повешенную на мемориале в 2004 году и гласившую, что в Змиевке погибло 27000 евреев.

Лившиц подавал иск сразу к двум организациям – управлению культуры Ростова-на-Дону и министерству культуры Ростовской области. Но именитый журналист почему-то пишет только про министерство, делая из него оплот антисемитизма на Дону. Именно министерство Минкин обвиняет в снятии таблички. И это забавно. Ведь даже последний дурак должен знать, что табличку сняли по постановлению мэра Ростова-на-Дону, а не по решению областного минкульта. Но только не Минкин. Для него, видимо, нет разницы между главой исполнительной власти города и одним из органов исполнительной власти области. 

Негодует журналист из-за того, что, по его словам, «27 тысяч евреев превратились в 27 тысяч мирных граждан Ростова-на-Дону». А ведь в новой доске (текст которой цитирует сам Минкин несколькими абзацами выше) говорится: «более 27 тысяч мирных граждан Ростова-на-Дону и советских военнопленных». Военнопленные для Минкина – вообще не люди? Или их нацисты не расстреливали?

Но к чему думать о каких-то военнопленных, среди которых не было (и не могло быть по определению) евреев? Главное – прокричать о том, как самый многострадальный в мире народ ущемляют в его неотъемлемом праве устраивать пляски на костях тех, кто спас этот народ от истребления.

В России существуют законы, хотя это и неведомо Минкину. Если бы он знал об их существовании (и, тем более, читал их), то не писал бы о том, что «могилы не должны подлежать административному делению на федеральный, региональный, муниципальный». Даже последнему дураку должно быть ясно, что Змиевский мемориал – это не могила, а произведение монументального искусства. И памятником истории и культуры является именно это произведение, а не останки захороненных там людей (или евреев, которых, скорее всего, никто там не убивал). А по нашим, российским, законам, все памятники истории и культуры делятся на разные категории – федерального значения, регионального значения и местного (муниципального) значения (в соответствующем законе есть даже специальная статья – «Категории историко-культурного значения объектов культурного наследия»). Но Минкину закон не писан: не должно быть такого деления, и все тут!

Более того, журналист почему-то думает, что «человека, который попытался бы повесить на воротах Освенцима табличку “Памятник регионального значения”, сгоряча сочли бы идиотом». При чем тут Освенцим? Минкин всерьез считает, что на территории Польши действуют российские законы? Кем же тогда надо считать его самого (и не сгоряча)?

Демонстрируя недюжинные некрофильские наклонности, Минкин советует читателю в поисках исторической правды «зайти на любое кладбище». Как это относится к Змиевке? Она никогда не была кладбищем, не является им и до сих пор. Даже последний дурак должен знать, что не всякое захоронение является кладбищем. А кладбища в современную эпоху – это административные единицы, каждая из которых имеет свой штат сотрудников, свои регистрационные книги, разбивку на кварталы и пр. Ничего этого в Змиевке не было и нет. Если такое кому-то померещилось, то не надо из своих галлюцинаций делать статью. Лучше сперва обратиться к врачу.

И вот тут обнаруживается самое интересное. Кладбищем постоянно называл Змиевку… адвокат Лившиц, выступая в суде. Может, он и снабдил московского журналиста сведениями о памятнике, которого тот в глаза не видел? И, таки да, след Лившица ясно виден в статье Минкина.

Так, минкульт Ростовской области обвиняется в том, что, «трудясь над исправлением надписи, в точности копирует подход товарища Молотова». Не будем повторять, что к созданию текста новой доски минкульт не имеет отношения. Любопытно то, что затем Минкин рассказывает о письме Шверника Молотову, в котором – после правок Молотова – слово «евреи» было заменено понятием «мирные советские граждане». И даже помещает скан этого письма в своей статье.

Решение вопроса о подлинности этого документа оставим историкам. Главное в том, что копия данного письма впервые появилась в «деле о Змиевской балке» именно благодаря Лившицу. С помощью этого письма он пытался доказать, что фраза «мирные советские граждане» всегда и везде использовалась для замены слова «евреи». И даже приобщил копию письма Шверника к материалам дела. Фокус в том, что в этом письме речь идет вовсе не о Змиевской балке, а о Бабьем Яре. Какой человек в здравом уме будет изучать убийства в Змиевке, читая письмо о Бабьем Яре? В протоколах суда зафиксированы слова Лившица о том, что это письмо «касается примерно таких же событий, только в Киеве». А что же адвокат ограничился только Бабьим Яром? Давайте уж тогда рассматривать документы по Освенциму, Майданеку, Треблинке, варшавскому или минскому гетто! Ведь эти материалы «касаются примерно таких же событий», только в других странах! И там везде фигурировали евреи, которых Лившиц с Минкиным (как и их вдохновители) пытаются выставить единственными жертвами нацистов.

Даже последнему дураку должно быть ясно, что письмо Шверника никак не «касается» Змиевской трагедии. Просто Лившиц (или тот, кто его надоумил) не нашел больше ни одной бумажки, где бы «евреи» заменялись на «мирных советских граждан». Оно и понятно – в тех архивных документах, где рассказывается о Змиевской балке, про евреев упомянуто. Более того – и в них, и в новой мемориальной доске говорится о «мирных жителях Ростова и советских военнопленных». Но Лившиц, а за ним и Минкин, подменяет понятия. А что им еще остается? Ведь та «замена», о которой они постоянно твердят, произошла только в их воспаленном воображении.

Ну, и заканчивается статья Минкина новым вариантом текста доски на Змиевском мемориале. В этом варианте уже говорится не о 27000 евреях, а о 15000. Вот так! Всю статью журналист плакал о том, что убрали табличку с 27000 евреев, а в конце согласился и с тем, что их там было убито 15000. Может, через какое-то время он согласится и с тем, что евреев в Змиевке вообще не убивали?

Самое интересное в новом варианте доски – то, что он нигде до сих пор не фигурировал: ни в ростовских СМИ, ни в каких-либо документах. Однако известно, что Лившиц и Кº рассматривали этот вариант как запасной – на случай, если суд откажется вернуть старую еврейскую табличку на мемориал. И вот случай представился – суд евреи проиграли. Эта третья (воображаемая) доска – неуклюжая редакция первой. Даже начинается с тех же слов, что и первая (здесь почему-то фантазия евреям изменила). Евреи в новом варианте «разбавлены» военнопленными, подпольщиками и больными. Но две главные черты первой таблички сохранены: отдельно упомянуты «евреи» и вставлено священное для них слово «Холокост».

Правда, и здесь не обошлось без торговли. На первой табличке про Змиевский мемориал говорилось, что это – самый крупный в России «мемориал Холокоста». Теперь предлагается написать, что в Змиевке состоялась «самая массовая казнь жертв Холокоста на территории Российской Федерации». То есть, евреи уже не настаивают на том, что САМ МЕМОРИАЛ ПОСВЯЩЕН ХОЛОКОСТУ. А ведь давний друг Лившица и сподвижник президента Российского еврейского конгресса Каннера, профессор Домбровский писал мэру Ростова Чернышеву: «Мемориал Змиевской балки достаточно известен мировым музеям Холокоста, СМИ и де-факто является мемориалом Холокоста. Вместе с тем, мы согласны, что в настоящий момент мемориал не имеет должного статуса. Община готова всячески содействовать Администрации в придании Мемориалу статуса федерального памятника, придания ему официального значения памятника Холокоста по преимуществу погибших». Получается, теперь евреи не настаивают на изменении статуса Змиевского мемориала? А как же неизбывная боль о своих невинно убиенных предках? Или по ее поводу тоже не грех поторговаться? И ведь торгуются! Хорошо, мы заберем назад «самый крупный мемориал», но вы тогда взамен напишите «самая массовая казнь». Типичный еврейский гешефт.

Но его авторам важно, чтобы в надписи на мемориале было слово «Холокост». В их глазах это будет формальным поводом для регулярных визитов в Змиевку тех организаций, которые существуют на деньги, выкачиваемые индустрией Холокоста из цивилизованных государств.

В конце своей статьи Минкин упоминает о том, что «один житель Ростова обратился в суд». Что опять же наводит на мысль о намерении замести следы. Авось, если ни разу не упомянуть фамилию «Лившиц» – никто и не догадается, кто помог автору статьи. А, с другой стороны, гордыня не позволила Лившицу хотя бы скрыто не прорекламировать себя лишний раз (собственно, ради этой саморекламы он и затеял этот никому не нужный суд). Но эта неуклюжая уловка не спасает от разоблачения: Лившиц – полноправный соавтор (если вообще не единственный и подлинный автор) статьи, вышедшей под фамилией Минкина. В свое время один великий русский писатель, устами главного героя своего произведения, назвал пение с чужого голоса «Швондеровой работой». И как в 20-х годах прошлого века Швондеры толкали нашу страну во мглу безвременья, так и нынешние Швондеры жаждут бросить нас в бездну беспамятства. И если им не мешать, они могут добиться своего. Потому-то и важно побольше знать о врагах нашего народа и своевременно разоблачать их махинации.

Константин Ломов

Запись опубликована pn14.info
Вы можете оставить комментарий здесь или в Правых Новостях.

См. также:
Суд признал безосновательными наглые еврейские претензии относительно таблички в Змиёвской балке




1 комментарий :

  1. К сожалению, все медиа в руках "друзей холокоста". Вспоминается Джером Кей Джером,где он рассказывает о любителях рыбной ловли: весь улов лучше умножать на 10,а самое нормальное - на 20,тогда ты будешь уважаем и почитаем в данном сообществе!!! Сообщество же "друзей холокоста", тонко управляя Нобелевским комитетом, настрогало тысячи лауреатов- физиков,математиков, ХИМИКОВ,которые безустанно отрабатывают деньги и,наверное, помогают придумывать самые современные методы по увеличению жертв так называемого холокоста,не прибегая к простому умножению,как это делал рыболов -любитель. Если процесс не остановить, историю мы будем изучать по барону Мунхаузену!!!
    Любопытный.

    ОтветитьУдалить