Последнее время всю историю Второй мировой войны пытаются подменить мифом "холокоста". На первый взгляд, многие статьи на сайте не имеют отношения к этому пропагандистскому мифу, суть которого заключается в подмене страданий сотен миллионов европейцев еврейскими страданиями, перевирании и выпячивании одних исторических фактов и игнорировании других. Однако, история не состоит из отдельных и изолированных явлений, поэтому все исторические факты необходимо рассматривать в их взаимодействии. Ревизия "холокоста" направлена на уточнение исторических фактов и создание сбалансированной картины происходивших событий. Чем более полной будет такая картина - тем меньше в ней места останется мифам "холокоста"..

Крым

Россия навеки покрыла себя позором, подло ударив в спину только что освободившейся от криминального режима разграбленной и ослабленной Украине. Оккупанты, вон из Крыма!

Всеобщая декларация прав человека

Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.
Статья 19 Всеобщей декларации прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года)

15.09.2012

Надо понимать, что память убитых не продаётся, ею нельзя торговать

"Ревизионизм холокоста" обращает внимание читателей на то что авторы данного доклада не отрицают холокост, а лишь рассматривают психологические стадии "постхолокостного синдрома" в Израиле, указывают на связанные с ним проблемы и дают рекомендации для их преодоления. Докладчики осуждают фетишизацию холокоста, превращение его в религию и использование для политических и финансовых спекуляций.

Холокост, как новая религия 
Holocaust as a new religion

ЧЕТВЕРТЫЙ ПАНАЗИАТСКИЙ КОНГРЕСС
«Психотерапия и консультирование в эпоху перемен»
18 - 20 Мая 2007
Екатеринбург, Россия


Авторы доклада на сцене конгресса с президентом
конгресса профессором  Виктором Макаровым.
В центре сцены  флаг Израиля
вместе с 32 флагами других стран  участников
Доклад  психоаналитика Татьяны Черкасовой и доктора Юлия Нудельмана «Холокост, как новая религия» прочитан на пленарном заседании «Четвёртого Паназиатского Конгресса психологов, психоаналитиков, психотерапевтов, психиатров и политологов» по теме «Психотерапия и консультирование в эпоху перемен».

Затем доклад прочитан вторично и обсуждён на симпозиуме по теме «Отдалённые социально-психологические последствия репрессий и войн».

Данная работа основана на изучении последствий Катастрофы еврейского народа в период 1933-1945 годов, Катастрофы, названной впоследствии Холокостом. Государство Израиля – своеобразная "лаборатория" изучения отдалённых социально-психологических последствий мировых войн.

Авторы в течение нескольких десятков лет исследовали влияние величайшей катастрофы современности на само создание и развитие Государства Израиль, на формирование общества внутри государства, на его связи с мировым еврейством и влияние на образование гомогенной структуры сильной диаспоры.

Особое внимание авторы уделяют изучению последствий Холокоста на существование четырёх поколений в Израиле, анализируя психологические аспекты жизни индивидуума в этих постхолокостных общественно-государственных и экономических формациях.

Мы приводим в нашем сайте основные положения доклада в несколько сокращённом, фактически в тезисном виде.

Татьяна Черкасова, MSc., Действительный Член Общероссийской ППЛ, Действительный член IAPP, Действительный член FIPP,
Член ассоциации периодической прессы Израиля. 
Доктор Юлий Нудельман, МD, FICS, Hon. Ass. Prof. Wm. M. Sch.(London).
Действительный член FIPP, Член международного общества "Медицина и Суд", Член Совета и Правления журналисткой ассоциации периодической прессы  Израиля.

Явления постхолокостного синдрома у четырёх поколений в трех формациях. Шесть психологических стадий постхолокостного синдрома на основании материалов, собранных, изученых и разработанных в Израиле. 

В процессе изучения различных аспектов постхолокостной психологической травмы нами выделены шесть стадий – пять постхолокостного синдрома и одна дохолокостная, влиявших и влияющих на Израиль, как государство, на общество и на индивидуум.
·        Первая стадия: "умалчивание, презрение, стыд и изоляция".
·        Вторая стадия: "цинизм, самоунижение и раскол".
·        Третья стадия: "начало эксплуатации памяти мёртвых, поиск  
      возвеличивание героев, рождение чувства всемогущества". 
·        Четвёртая стадия: "признание собственной вины и идеологического несоответствия".
·        Пятая стадия: "ревизия, восстановление и реабилитация".
Дохолокостная стадия: "зарождение психологических ошибок".

Нам удалось собрать и проанализировать значительную часть опубликованных  работ, касающихся социально-психологических последствий Холокоста, как в аспекте влияния на создание и развитие Государства Израиль, так и на формирование общества в государстве и развитие индивидуума в этих формациях. Нами рассмотрено комплексное психологическое воздействие Холокоста на образование гомогенной структуры мощной мировой еврейской диаспоры, тесно связанной с Израилем и активно влияющей на политику мира.

За 62 года прошедших с момента окончания второй мировой войны, понятие Холокост превратилось в явление, похожее, на наш взгляд, на новую религию, и не только еврейского народа, но и в определённой мере, человечества.

В Холокосте мы находим все атрибуты, составные части и признаки новой религии, вполне сравнимой с периодом зарождения и дальнейшего развития христианской, мусульманской, буддийской и других религиозных разветвлениях,, наличествуют "священнослужители", паства, фанатики, атеисты, агностики, апостолы, святые жертвы, великомученики (Анна Франк, Януш Корчак), праведники, и символы – свечи, храмы (музеи), фотографии обнажённых трупов.

Даже споры о том был ли Холокост, или нет, и в каком размере он был, напоминают историю всех религий: кто распял Христа- евреи или римляне, воскрес ли он или не вообще не умер, был ли Моисей посланцем бога или агентом фараона, улетел ли Мухаммед на небо и откуда, с какого места, спустился ли Будда с неба землю в образе царевича Шакьямани. 

В то же время распространение новой религии шло намного быстрее любой другой, учитывая власть СМИ над миром. 



Легенды и мифы о Холокосте сочетаются и спорят с правдой и фактами. Непроверенные, явно не уточнённые цифры погибших, связь между жертвами и преступниками. Преследование историков, философов, социологов, пытающихся научными методами изучить Холокост, судебные процессы против инакомыслящих, заключение их в тюрьмы, предание учёных остракизму напоминает по методике, хотя и не по масштабам, тёмные страницы истории. 



Холокост превратился в догму, в священную корову. Нельзя, говоря о Холокосте отклоняться от установленных идеологических норм и понятий ни вправо, ни влево, в диспутах о Холокосте нет ни свободы мнений, ни свободы слова.

Свободное обсуждение этого явления превратилось в "табу".
Нет сомнения, что Холокост ускорил создание Государства Израиль, послужив стимулятором и катализатором провозглашения решением ООН Государства Израиля.

Однако, слишком быстрое под влиянием трагедии Холокоста, в деталях очень плохо разработанное решение (N 181) о создании еврейского государства, наряду с самим созданием государства, заложило и основы длительного, кровавого конфликта на Ближнем Востоке.

С трибуны ООН представителем тогдашнего еврейского населения Палестины ("ишува", как называло себя тогда еврейское население Палестины) была брошена цифра "шесть миллионов" погибших, хотя ясно, что в 1947 году не было и не могло быть никакой точной статистики количества уничтоженных в лагерях и даже погибших на фронтах. Как нет и до сих пор, через 62 года после окончания мировой войны, точного подсчёта погибших в Холокосте.


В национальном Музее (Мемориале) Холокоста "Яд Вашем" в Иерусалиме собрано на сегодня чуть меньше 3 миллионов имён людей, исчезнувших в период 1933-45 годов. Существует различные предположения по поводу рождения цифры "шесть миллионов погибших".

По одному из них в 1947 году, когда представитель еврейского населения Палестины должен был выступить в ООН, где решался вопрос о создании Государства Израиль, он спросил у Давида Бен-Гуриона, тогдашнего руководителя еврейского населения Палестины: " Какое число погибших евреев назвать?" Бен - Гурион, посмотрев на шестиконечную звезду, Маген Давид, символ еврейского народа, сказал: " назови шесть миллионов". До этого в статье в газете правда в конце 1944 года Илья Эренбург тоже назвал число убитых евреев  6 миллионов. Статистические данные, связанные с жертвами Холокостом противоречивы и путаны. Несмотря на многочисленные исследования, проводимые преимущественно польскими и еврейскими историками в послевоенный период, так и не была установлена точные цифры масштаба погибших людей. Приблизительные подсчёты называют цифры от 2,5 до 6 миллионов жертв, хотя расчёты эти могут быть как заниженными, так и завышенными.

Первая психологическая стадия явления постхолокостного синдрома названа нами стадия "умалчивания, презрения, стыда и изоляции". Как и два года до создания Государства, так и в первый период после его создания, лидеры страны не хотели, чтобы ужасы Холокоста, который, по их мнению, символизировал национальную слабость, влияли на психологическое воспитание молодого поколения.


Холокост евреями Палестины, лично не пережившими Холокост, воспринимался, как нечто позорное, проявление слабости, у многих вызывал стыд за тех родных, которые погибали, "не сопротивляясь" Такое отношение к погибшим было среди евреев не только в Палестине. Автор настоящей работы сам испытывал, будучи школьником подростком в Сибири, такое же смешанное чувство, когда узнал после окончания войны, что шестидесятилетние родители его отца погибли в концентрационном лагере. 

В книге «Первый миллион сабр» Маргалит Банай и Герберт Расскол рассказывают: «Сабр (еврей, рождённый в Палестине) чувствует свое превосходство над зарубежным евреем, потому что у него не укладывается в голове, «как это миллионы евреев позволили нацистам уничтожить себя. Сабры  не в состоянии понять, почему они не умерли стоя, в бою".

И писатель Эхуд Бен-Эзер констатировал: «Сабр презирал еврейских беженцев, добравшихся до Эрец-Исраэль после Катастрофы, которые даже не знают иврита, шорты свои, висящие до колен, не подворачивают, а их вежливые манеры - еще одно свидетельство, что все они "слабаки" и бабы. Чувство исторической правоты, превосходства «нового» еврея, израильтянина, создавало у него ощущение, что он имеет право судить и, более того, осуждать". (Такое явление известно и в СССР, когда выживших пленных после освобождения ссылали в сибирские лагеря, а население их презирало). Поведение самих новоприбывших способствовало такому отношению местных к ним. Многие из новоприбывших, кроме постоянного желания скрыть своё прошлое, чувства стыда (за то, что сами выжили, а другие погибли, а быть может, и за своё поведение в лагерях), проецировали на окружающих чувства одиночества, изоляции. Естественно, что большинство людей, выживших в лагерях, не были героями, и очень немногие сумели сохранить человеческое достоинство. Известно, что в лагерях очень мало людей сумели сохранить человеческие качества. Как свидетельствует Рафи Софер, человек прошедший лагерь, многие заключённые служили на считающимися "привилегированными" лагерных должностях, таких как "капо", повар, парикмахер, кладовщик, староста бараков, дневальный, в солдатских бардаках, что естественно не делало их героями. Эти должности нужно было заслужить.

Виктор Франкл, психоаналитик, переживший ряд лагерей, в книге "Человек в поисках смысла" даёт психологический анализ пребывания в концлагере. Он рассказывает о том, что в лагере большинство людей только хотели выжить любой ценой. Они переносили изнасилование, растление, любые травматические события, душевную травму, доносы, и выживали. Лагерь развивал чувство своей неполноценности наряду с переоценкой ценности самой жизни. Исчезали гордость, самоуважение. Характерно, что в лагерях было мало случаев суицида. В то время как на свободе в Германии с 1933 года по 1939 годы из 4-х тысяч адвокатов евреев 1000 покончили собой, не выдержав унижений и оскорблений. В лагере Терезенштадт за 4 года умерло 32647 заключённых, а самоубийств было лишь 259. Франкл объясняет это возникающим в лагерях чувством апатии, безразличием, душевным упадком, как защитными механизмами, наряду с обострением инстинкта самосохранения. По наблюдениям Франкла очень мало людей сумели сохранить человеческие качества в лагере. Уход в духовную жизнь для некоторых был спасением. В царстве смерти, уходившие в духовную жизнь, имели больший шанс выдержать страдания и выжить и остаться людьми. Сам Франкл представлял себе, как он будет читать лекцию в университетах на тему "психоанализ в лагерях" и мысленно собирал всё время для этого материал. 

По наблюдениям другого психолога Коена, также пережившего лагерь и затем защитившего диссертацию о психологии лагерной жизни, концлагерь раскрыл самые бездонные глубины человеческой души. Всё самое опасное, ложное, глупое, подлое, низкое, что произрастает в человеке, выходит наружу. Старосты зачастую были хуже эсэсовцев. Пришедшие из лагерей принесли с собой в формирующееся новое общество Израиля гамму комплексов и чувств - и чувство стыда за свои унижения и поведение в лагере, постоянное стремление скрыть свои должности, своё поведение, чувство вины за подлинные или мнимые грехи, страх разоблачения, хотя в Израиле их не разоблачали. Вместе с тем, они несли с собой опыт выживания.

Работы израильских и канадских психиатров и психологов показали, что из сотен тысяч выживших в Холокосте наблюдалось всего 1179 случаев попыток самоубийства, что в 1, 5 раза меньше аналогичной возрастной группы населения не побывавшей в Холокосте. Крайнюю точку зрения по поводу психологического влияния Холокоста на еврейское общество высказал еврейский философ, историк, нонконформист, прогрессивный израильский раввин, 13-поколение в Палестине, Шмуэль Авидор Хакоен, который считал, что самой большой трагедией еврейского народа были не только погибшие в Холокосте, а психологическое наследие, которое принесли с собой уцелевшие.

В целом же поколение людей, выживших в Холокосте несло с собой в молодое израильское общество, но и не только в израильское, безверие в человека, склонность к депрессии, прострации, ненависть к прошлому, уколы совести, эгоизм, иногда алчность, ночные кошмары, сложную лагерную психологию отношения к жизни.

Вторая стадия явлений постхолокостного синдрома названа нами стадией "цинизма, самоунижения, раскола".

Она наступила через несколько лет после окончания войны, когда правители страны потребовали от новой Германии выплату компенсаций за погибших. Это требование изменило и психологический подход к Холокосту.

Премьер-министр Израиля Бен-Гурион, встретился с немецким канцлером Конрадом Аденауэром и договорился о выплате еврейскому государству компенсации за 6 миллионов погибших во второй мировой войне. Тогда в ещё несформировавшемся, как единый народ, возник спор, почти надвое разбивший молодую страну, что ярко выражалось в заголовках газет: "Морально ли брать деньги за кровь погибших от страны нацистских убийц?"; «О чем мы торгуемся?! Сколько нам дадут за бабушку и дедушку?!»; «Переговоры с Германией – это капитуляция перед материализмом, отказ от таких понятий, как мораль, честь и национальная гордость»; «Жертвы завещали нам одно: месть, а правительство фактически помогает убийцам откупиться и таким образом оправдаться»; «На всем немецком народе лежит коллективная вина. Газеты были полны призывов: «Мы должны укоренить ненависть к немцам в сердцах наших детей и их потомков», требованиями не импортировать в Израиль «даже булавки, даже шнурка для ботинок, произведенных немцами». Это новое отношение к Холокосту привело к перевороту в коллективном сознании израильского общества, которое стало рассматривать бойкот Германии, как свой национальный долг, последнюю дань миллионам погибших. Получение компенсаций от немецкого народа нанесло тяжелейший психологический удар по евреям Израиля, родив, в конце концов, явление коллективного цинизма, потребительского отношения к Холокосту, и с другой стороны чувство вседозволенности и понятия, "нам все обязаны", "мы жертвы".

Третья стадия явления постхолокостного синдрома названа нами стадия "начала эксплуатации памяти мёртвых, поиска и возвеличивания героев Холокоста, рождения чувства всемогущества, геройства". Эта стадия стала проявляться с момента получения компенсаций, достигших астрономического размера свыше 80 миллиардов долларов (почти вдвое больше, чем получила вся Европа для своего восстановления по плану Маршалла).

Получение компенсаций от немцев за погибших нанесло серьёзный психологический удар по евреям Израиля, породив с одной стороны коллективный цинизм, спекуляцию трагедией Холокоста, потребительское отношение к нему, а с другой стороны ощущение, что "нам все обязаны, ибо мы жертвы".

В этой стадии начался период сборов воспоминаний выживших в Холокосте, создание в стране, в США, в Канаде музеев Холокоста. Возникла эксплуатация памяти жертв, которая очень умело использовалась для укрепления влияния Израиля на евреев "рассеяния", и в первую очередь, на американских, а через них на администрацию США для получения новых субсидий, оружия, политической поддержки, а также для возрождения и реанимации мирового сионистского движения (от США Израиль получил несколько триллионов долларов). Наряду с описанием страданий евреев в лагерях, происходили усиленные поиски проявлений национального героизма. 

Главным источником героического памяти служила история восстания в варшавском гетто в 1943 году, гибель парашютистки Ханы Сенеш в Будапеште, участие евреев в партизанских отрядах на территории СССР. Родились и культивировались коллективное и индивидуальное психологическое чувства храбрости, всесильности, мощи, бесстрашия - чувства, которые затем сказались и во многом определили стиль поведения по отношению к соседнему арабскому народу.

Возвеличиванию героизма еврейского народа в борьбе против нацизма способствовало авантюрное похищение в 1960 году из Аргентины Адольфа Эйхмана. Эйхмана сделали символом нацистской, преступной клики, хотя он был на самом деле средней пешкой в геноцидной машине, начальником одного из управлений гестапо, не главным идеологом уничтожения ("Мы всё же поймали Адольфа! Не Гитлера, но тоже Адольфа").

Эйхмана судили и казнили в Израиле на фоне бурных обсуждений в стране разносторонних аспектов Холокоста. Симон Визенталь, посвятивший 50 лет жизни погоне за бывшими нацистами, провозгласил, что месть - краеугольный камень памяти жертв Холокоста и лучшее доказательство героизма, силы и мужества народа. В поздние 60–е годы настала эпоха возвеличивания самих погибших в Холокосте.

В этой третьей стадии в психологию народа внедрялось чувство, что "мы все герои, мы нация героев, и таковыми были и в Холокосте, в лагерях". Каждый выживший в Холокосте, у которого на руке был вытатуирован лагерный номер, становился героем. В такой обстановке у многих появилось желание рассказывать о своих страданиях, спекулировать на них, использовать их. В рассказах людей этого поколения стали обогащаться выдуманными воспоминаниями о своём героизме, гиперболизацией страданий и ужасов лагерей.

Один из наблюдаемых нами в течение 30 лет пациентов, с каждым годом увеличивал в своих рассказах количество людей, которых "сжигали на его глазах". Сначала это была лишь его 50-летняя мама в деревенском сарае, а затем постепенно он стал рассказывать о сотнях тысяч людей, которых сам видел, как "на его глазах сжигали", о лагерях, в которых он никогда не был. Шимон Перес, крупнейший и старейший политический деятель Израиля, прибывший в Палестину ещё до войны, сегодня, в возрасте 85 лет, вдруг вспомнил, что ему известно, что его дедушка и бабушка погибли в огне, "гордо неся над головой тору".

Как ему стало известно об этом, узнать не удалось никому.

В этот период возникла усиленная эксплуатация памяти жертв, умелое манипулирование Холокостом, используемого для укрепления влияния Израиля на евреев "рассеяния", в первую очередь на американских, и через них, на администрацию США для получения оружия, политической поддержки, субсидий (от США Израиль получил многие триллионы долларов).

Третья стадия вливается в четвёртую, которую мы назвали стадией "признания собственной вины, идеологического кризиса и осознания несоответствия ".

В израильском обществе существовала крайне болезненная тема, влиявшая на формирование психологии социума. Это тема добровольного или вынужденного сотрудничества части еврейского руководства с нацистами. Дискуссия об этом вспыхнула во время судебного процесса Рудольфа Кастнера, занимавшего высокую должность в Администрации Израиля. Журналист Микаэль Грюнвальд обвинил Кастнера в сотрудничестве с нацистами, в частности, с казнённым Эйхманом. Кастнер подал на него в суд "за клевету", но в процессе суда выступило немало свидетелей, подтвердивших факт тесного сотрудничества части еврейской верхушки с нацистами. Кастнер был застрелен "патриотом", бывшим агентом израильской безопасности, на пороге своего дома в процессе суда, но его убийство не остановило обсуждение этой темы в обществе. Родилось чувство коллективной вины еврейского народа перед жертвами Холокоста. Этот процесс нанёс тяжёлую психологическую травму израильскому обществу. 

В 30-е, дохолокостные годы, в Палестине вкоренялось особое психологическое воспитание еврейского общества, оказавшее влияние на все последующие пять постхолокостных психологических стадиях.

До процесса Кастнера в Израиле всячески старались завуалировать сотрудничество одного из вождей сионизма Зээва Жаботинского с отцом фашистской идеологии Бенито Муссолини, которому Жаботинский предлагал совместную борьбу против англичан в Палестине. Не вспоминали о том, что и другой лидер сионизма Менахем Бегин заключил соглашение о борьбе против англичан с другим диктаторским руководством – советским, и его в 1942 году из лагеря под Архангельском переправили в Палестину для борьбы со страной, состоящей в анти гитлеровской коалиции. В 30-е годы прошлого столетия лидеры сионизма не разглядели опасность фашизма, как и не понимали сущность сталинского режима. Постулаты сионизма содержали немало крайних националистических идей. Жаботинский говорил, что основой нашего народного воспитания должно быть познание избранности нашей нации. Макс Нордау, основатель сионизма в России, психолог Чезаре Ломброзо в Италии, мечтали о создании нации новых "евреев блондинов", и многие другие лидеры в Палестине говорили о необходимости воспитания сверхчеловека, подобному "белой бестии". Нахман Бялик, поэт, националист, один из теоретиков еврейского государства так писал незадолго до смерти, в 1934 году: "Я тоже, как и он (Адольф Гитлер), верю в чистоту крови, в избранность нашего народа".

Как свидетельствует профессор Рафаэль Полак, в Палестине в довоенные двадцатые и тридцатые годы выходцы из Украины, Белоруссии, Польши говорили о своих правах на Палестину на основании чистоты расы. Исходя из этой, тогдашней, идеологии, еврейские националисты позволяли себе в 1938 году организовывать взрывы на арабских рынках в Хайфе, Иерусалиме.

Эта психологическая атмосфера 30-х годов, основанная на воспитании еврейской нации "сверхчеловеков", названа нами дохолокостной стадией "зарождения психологических постхолокостных ошибок". Эта стадия, в определённой степени, накладываясь и влияя на все постхолокостные стадии, в особенности повлияла на четвёртую.

Психологическое влияние всех постхолокостных и дохолокостных стадий на индивидуумы, на их развитие и формирование особенно ярко наблюдается на втором постхолокостном поколении, которое росло в период 2-й-4-й постхолокостных стадиях. Это второе поколение, часть которого прибыла в Израиль в детском возрасте вместе с первым, а часть уже родилось в стране от первого, наиболее ярко несло на себе наследие явных и скрытых чувств их отцов, дедов вышедших и пришедших в Израиль из Холокоста. Питер Келлерман, работающий в Национальном "Израильском Центре психологической помощи людям, пережившим Холокост" сообщает о том, что второе поколение научилось хорошо манипулировать и спекулировать подлинными, или выдуманными, страданиями и трагедией первого поколения Холокоста, их предков и их самих в детском возрасте. И, возможно, поэтому именно среди второго поколения развивались неврозы, истерия, жестокость, агрессия, наряду с чувством вседозволенности. Представители второго поколения, которым сегодня 50-70 лет, сами говорят о себе: "у нас испорченные гены, мы не можем освободиться от ужасов родителей". 



В конце 90-годов прошлого столетия наступила пятая стадия явлений постхолокостного синдрома, которую мы назвали стадией "ревизии, самовосстановления, реабилитации и ностальгии". В этот период всё чаще стала публично слышна резкая критика воспитания молодёжи на фетишизации памяти Холокоста, использования Холокоста для внедрения идеологии сионизма.

Речь, в частности, идёт об обязательном посещении старшеклассниками Освенцима и участии там в "Марше Жизни". Ученики 12-го класса Данан Рубин и Даниэль Де-Шалиту опубликовали свои впечатления о поездке в Освенцим. Они утверждают, что путём таких поездок израильской молодёжи прививается национализм, расизм, шовинизм, ксенофобия, патриотизм, но совсем не универсальные гуманистические понятия. По их словам, эти поездки по путям Холокоста вытаскивают из человека не лучшие качества души. Многие из этого четвёртого постхолокостного поколения в поездках в Освенцим видят лишь возможность развлечения – покурить свободно наркотики, выпивать, погулять, подраться с польскими одногодками.

Нельзя воспитывать поколение на ненависти и страданиях, а затем рассчитывать, что оно научится кого-то любить. Комиссия рекомендовала министерству образования прекратить обязательные ежегодные посещения лагерей, так как затем многие из учеников нуждаются в помощи психологов. Заключение этой комиссии засекречено. И это понятно. "Марш Живых", проводимый ежегодно вот уже 20 лет в Освенциме, не был основан только на воздание памяти погибшим. Он обогатил многих. Известно, что один из организаторов этого "Марша" министр финансов Авраам Гиршензон немало заработал на этом мероприятии, попросту украв десятки миллионов долларов из фонда "Марша". Попытки психологов исправить положение отрицательного воспитания молодёжи с эксплуатацией Холокоста, пока проигрывают в противостоянии Правительству Израиля и интересантам мирового еврейского руководства. Это факт, что Правительства Израиля, как и власти СССР, именно поэтому многие годы препятствовали развитию психоанализа в стране. Этому имеются ряд причин.

С помощью истории Холокоста руководство еврейского поселения в Палестине, а затем и Государства, потребовали мировой экономической, военной и политической поддержки со всего мира. Вытеснение арабского населения, изгнание с их земель и домов, лишение их гражданских и политических прав стало возможным только лишь увековечиванием истории Холокоста. Сочувствие к евреям, пережившим Холокост, сделало антигуманные действия против палестинцев, незначительными. Американский профессор Норманн Финкельштейн опубликовал в 2000 году книгу под названием: "Индустрия Холокоста. Размышления об использовании еврейских страданий". В ней он утверждает, что евреи Америки и Израиля используют Холокост для притеснения палестинцев и выкачивания денег из Германии и Америки. К сожалению, до сих пор, научная историческая, психологическая, психоаналитическая дискуссия о Холокосте невозможна без того, чтобы не быть обвиненным в антисионизме, антисемитизме, антиизраилитизме.

Многогранный и спекулятивный культ памяти жертв Холокоста привёл к появлению у четвёртого поколения в Израиле желания, с одной стороны, "перевернуть" страницу, перестать "плакать" о Холокосте, с другой стороны, у части этого же поколения, к проявлению агрессии, жестокости, потери души, доверия, целостности, цели жизни, к дегуманизации, появление чувства "сверхчеловека", инстинктивное, подсознательное, как результат коллективной национальной памяти. Культ Холокоста во многом родил желание относиться к палестинским арабам, как относились к их предкам в период Холокоста. Таким образом, противоречивые воспоминания о Холокосте, пестуемые государственной властью и традиционно сохраняемые обществом, бумерангом отражаются и на третьём, но в основном на четвёртом поколениях, у которых развивается чувство вседозволенности, "нам все обязаны, нам все должны, нам можно совершать всё". Вот почему Израиль стал убежищем для евреев олигархов, убежавших от ответственности перед российским законом, захватив собой миллиарды. "Они евреи и им всё дозволено". Гиперболизируемое, спекулятивное отношение к Холокосту оказалось выгодным для внедрения чувства вины и у евреев вне Израиля, чувства коллективной солидарности с Израилем, индивидуальной вины за проживание вне Израиля, личной ответственности за него, преданности Государству Израиль, и как следствие этого - двойственное гражданское и психологическое отношение к странам, где они проживают.

Во имя узких политических, личных, экономических, иногда и государственных целей официальный Израиль стремится сохранить "монополию" на Холокост, своеобразный эксклюзив на национальную Катастрофу.

Израиль не готов признать Холокостом убийство 1,5 миллиона армянского народа в начале прошлого века, американские лагеря для японцев - граждан Америки в 1940-1945 годах, зверское уничтожение суданским правительством сотен тысяч в Дарпуре в Судане, сожжение напалмом мирных вьетнамцев, бессмысленные бомбардировки Дрездена, атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, жертвы Беслана, гибель сотен тысяч иракцев в результате вторжения американцев и их союзников, претендуя на своеобразный "эксклюзив".

Не готов признать Израиль, как явления Холокоста, и гибель 5 (пяти) миллионов украинцев, 30 миллионов советских граждан, 25 миллионов немцев, уничтожение десятков тысяч польских офицеров в Катыни, гибель миллионов жертв политических репрессий в сталинских лагерях.

Казалось бы, несчастье еврейского народа должно сделать Израиль более чувствительным к чужому горю. Однако, это не так. Израиль был одной из немногих стран мира, которые поддерживали дружеские связи со странами апартеида – с расистскими режимами Джона Форстера в Южной Африкой и Яна Смита в Южной Родезии. 



Оккупировав в 1967 году палестинские территории, Израиль перестал быть жертвой. Захватчики уже не жертвы.

И поведение четвёртого постхолокостного поколения на палестинских территориях, в какой-то степени, родственны всему происходившему в Холокосте: коллективные наказание, блокада поселений, бесчувственное поведение на блокпостах, ликвидация подозреваемых в терроризме без суда и следствия. В этом трагедия постхолокостной судьбы еврейского народа.


В то же время в израильском обществе без сомнения сегодня идёт процесс исторической и психологической переоценки последствий Холокоста. Обнаружено, что израильские банки скрывают от наследников Холокоста сотни миллионов долларов, а музеи прячут от наследников тысячи картин и других произведений искусства. "Если мы требуем от других компенсации, то почему от нас скрывали 60 лет находящееся в Израиле и принадлежащее жертвам имущество", задают себе вопрос граждане Израиля. Вместе с тем у происходит и другой процесс- процесс забывания. У многих пожилых людей, переживших Холокост, память стёрла страдания, и возникло чувство носталгии по европейской родине. В городе Рамат Ха-Шарон открылось кафе под названием "Европа", повторяющее копию варшавского  кафе 1933 года. В этом кафе сотни пожилых людей человек танцуют и проводят время "как в те годы" в Европе, говорят по немецки. Появилось и много книг воспоминаний о прежней замечательной жизни в Европе. Элен Финкелькраус, французский философ объясняет появление этих ностальгических явлений, как психологическое проявление желания доказать, что "хотя нас выгнали, выселили, но у нас имеются КОРНИ". Всё чаще слышны высказывания против безмерного государственного воздания памяти жертвам Холокоста, ибо, чем больше мы говорим о Холокосте, тем больше мы морально ударяем по пятой части населения нашего собственного государства – по арабам, как бы напоминая им, что они граждане второго сорта. Они не пережили европейский Холокост 

Один из руководителей Мемориала Холокоста "Яд Вашем", Моти Шалем, недавно публично признал ошибкой работы мемориала то, что там занимаются всё время только воспоминаниями и увековечиванием жертв, которые были, вместо обсуждения вопросов, как предупредить, чтобы этого никогда больше и нигде не повторилось, а главное, чтобы не быть "зацикленным" только на своих жертвах, а думать о проблемах всего цивилизованного мира.


Некоторые выводы из работы

Для выхода Израиля из общественно–социальных, политико-психологических проблем, наряду с обязанностью свято хранить памяти о жертвах войн и катастроф, наряду с необходимостью делать всё, чтобы подобные трагедии никогда и нигде не повторялись, необходимо прекратить фетишизировать память жертв, спекулировать ими, а также извращать исторические факты. Нельзя национальные трагедии использовать для личных политических, экономических, материальных целей, нельзя обогащаться, строить карьеры на памяти погибших. Иначе вся нация становится больным организмом, общество деградирует, государство деструктируется, индивидуум разрушается.

Необходимы глубокое, разностороннее, открытое и честное изучение вышеперечисленных социально-психологических проблем, отказ от политико-психологических штампов. Всё это позволит разработать рекомендации для выхода из этих проблем, поможет вывести общество, индивидуум, государство из психологического постхолокостного синдрома, и тем самым изменить глобальную мировую политику, во многом связанную с местным Ближневосточным конфликтом.



Этот наш  вывод должен стать психологическим уроком не только изучения травмы Холокоста, но и любых катастроф, войн, террористических актов. 



Нам нельзя забывать прошлое, но надо помнить понимать и знать, куда мы идём. Память о погибших, с помощью которой берут деньги, воспитывает в народе психологию цели жизни в погоне за материальными, а не духовными ценностями, превращает индивидуум в потребителя, а коллектив в целом в общество, которое позволяет себе не считаться с интересами других народов. 

Как показал опыт Израиля, циничная эксплуатация памяти Холокоста является и одной из главных причин коррумпированности общества и его правителей.


Надо понимать, что память убитых не продаётся, ею нельзя торговать.

Само понятие Холокост может учить народы мира, что спекуляция святой памятью погибших в любых катастрофах приводит к потерям общечеловеческих, универсальных ценностей, к отсутствию уважения к окружающим, к эгоизму. Любой культ, даже культ святой памяти миллионов погибших, ничем не отличается по психологическим последствиям и влияниям от культа личности, партии, власти.

И поэтому и от культа памяти мёртвых, заменяющего настоящую память, надо избавляться, излечиваться, если мы хотим получить здоровое, не психопатическое общество, коллектив, основанный на здоровых индивидуумах. 


Память о погибших должна быть интернациональной, без границ между государствами, нациями, народами, религиями, цивилизациями. Заметим, что  родители отца доктора Нудельмана погибли в катастрофе.



Нельзя ставить мир на грань войны из-за монументов и памятников, как бы ни были они дороги нашей памяти.
В 21 веке с его технической возможностью самоуничтожения человечеству необходимо искать и находить другие психологические пути, как "не забывать и помнить".

Роль психологов, психотерапевтов, психоаналитиков, политических психологов в этих поисках и нахождении решений чрезвычайна велика. Это, на наш взгляд, и есть главный вывод наших психологических, психоаналитических, политических и социальных исследований явления постхолокостного синдрома. Нам хочется закончить нашу работу несколькими цитатами совершенно разных людей.

Вроде бы, говорят они о разном, и всё же каждый по-своему о том же. 



Поэт Алексей Марков (стихотворение "Мой ответ"): 

"Но хватит ворошить могилы, Им больно, им невмоготу"



Президент Эстонии Томас Хендрик Алаталу: 

"Хватит использовать память жертв войны в политических целях"



Михаил Салтыков - Щедрин (19-й век): 

"На патриотизм стали сильно напирать, видимо проворовались очень".

Уинстон Черчилль:  
"Патриотизм- это последнее убежище подлецов"
(на самом деле, фраза "Patriotism is the last refuge of a scoundrel"  принадлежит Самюэлю Джонсону - РХ)


Литература использованная в докладе:
* Юлий Нудельман, "Корни ошибок или перевёрнутая пирамида Израиля", ЛЕАМ, Иерусалим, 1976, журнал "Хайом Хазе" (Этот день) 13.09.1976, (иврит)

* Юлий Нудельман, "Путь к народу". ЛЕАМ, Иерусалим , 1977.

* Юлий Нудельман, "Правительство Израиля несёт ответственность за рост антисемитизма", стенограмма  выступления на комиссии Кнессета, www.pravda.ru, 26.01.2006.

* Юлий Нудельман, " Медицинская мафия в государстве коррупции". Израиль, 1989 , (русский и иврит).

* Юлий Нудельман, "Щаранский без маски", Израиль, 1999, (русский и иврит).

* Юлий Нудельман, "В чьих руках наша свобода", www.homeru.com, 18.12.2006
* Юлий Нудельман,  " Антитеррористическая катастрофа", www.chechenpress, 17.07.2003 . 
* Юлий Нудельман,  "Размышляя  об антисемитизме в Израиле " , newswe.com, 15.07.2005,observer.sd.org.ua, 19.01.2007, russian.kiev.ua, 17.01.2006.

* Татьяна Черкасова и Юлий Нудельман, "Обоюдоострый  меч , или что раньше: яйцо или  курица", доклад на  2-й всероссийской  конференции по теме: "Гуманитарные стратегии  антитеррора" , Санкт –Петербург, 2005.
* "Шарон похож на Арафата, утверждает израильский профессор в своём докладе", Росбалт, 28.05.2005.
* Юлий Нудельман, "Владимир Путин и Берл Лазар, как отражение еврейского вопроса", www.judea.ru, 16.06.2002.
* Юлий Нудельман " Израильский ответ Махмуду Ахмадинежалу. Исследование феномена "Пугало Либерман"",  www. Lebed.com, 19.11.2006.

* Юлий Нудельман "Русский  марш от Нила до Эфрата", 12.11. 2006.

* "Мы судим  сионизм", сборник статьей , "Таврия", 1973.

* В.Франкл,  "Человек в поисках смысла", 1990.

* М. Решетников, "Психическая травма",  2006.

* М.Решетников, "Психодинамика и психотерапия депрессий", 2003.

* А. Адлер, "Наука жить", Киев, 1997.

* Э.Фром "Иметь или быть?" ,Москва,  1986.

* Э. Фром " Бегство от свободы",  Москва,1990.

* З. Фрейд, Я" и "Оно", Тбилиси, 1991.

* Гарри Фельдман, "Забвению не подлежит",  Житомир "Полиссия", 2000.

* Том Сегев, «Седьмой миллион. Израильтяне и Катастрофа», Иерусалим, «Кетер», 1991, (иврит).

* N. Sagi, «German Reparations Negotiations», Jerusalem, Magnes Press, 1980.

* Н. Барзель «Израиль и Германия, 1945–1956. Развитие отношения общества и государственных институтов Израиля к Германии после Катастрофы»,                         Хайфский университет, 1995, (иврит).

* Y.Auerbach, «Ben-Gurion and Reparations from Germany», Zweig, «David Ben-Gurion – Political Leadership in Israel», London, Frank Cass, 1991.

* «Протоколы заседаний Кнессета», тома: VIII, X, XIV, XXII.

* Давид Горовиц, «Жизнь в эпицентре», Рамат-Ган, «Масада», 1975, (иврит).

* Нахум Гольдман, «Воспоминания», Иерусалим, 1969, (иврит).

* Нахум Гольдман, «Поколение разрушения и возрождения», Иерусалим, Сионистская библиотека, 1967, (иврит)

* Письмо Д. Бен-Гуриона Т. Фридману от 8 января 1962, (иврит).

* «Херут», 31 декабря 1951, (иврит).

* «Херут», 8 января 1952, (иврит).

* «Юридический советник правительства против А. Эйхмана», Иерусалим, 1974, (иврит). 

* Шмуэль Шницер, «Привести его на эшафот – это веление морали», «Маарив», 1 июня 1962, (иврит).

* Гершама Шолема «Эйхман»  «Эмот», №1, август 1962, (иврит).

* Натан Хофши, «Судьба Эйхмана», «Нер» ноябрь-декабрь 1961, (иврит).

* Элиэзер Ливне, «Приговор, замутнивший смысл судебного решения», «Ха-арец», 7 июня 1962, (иврит).

* А. Пелег, «Эйхман был «основательным» до конца», «Маарив», 3 июня 1962, (иврит).

* «Коль ха-ам»: «Массы требуют арестовать и привлечь к суду Кастнера – пособника нацистов в уничтожении евреев Венгрии», 26 июня 1957; «Правительство отказывается привлечь военного преступника Кастнера к суду», 27 июня 1955.

* Йехиам Вайц, «Движение Херут и дело Кастнера» «Ежегодник Института современного еврейства Иерусалимского университета», №8, 1993, (иврит).

* Йехиам Вайц, «Между Варшавой и Бухарестом – проблема вооруженного сопротивления в «деле Кастнера», «Страницы исследования периода Катастрофы», №12, 1995, (иврит).

* Мати Магед, «От признания поражения к героизму и снова к поражению», приложение «Маса», 1 июля 1955, (иврит).

* Аарон Магед, «Заметки», приложение «Маса», 22 марта 1957, (иврит).

* «Ха-арец», Редакционная: «Нужно искоренить террористические действия», 5 марта 1957,  (иврит).

* «Маарив», Редакционная: «В этот судьбоносный момент», 4 марта 1957,  (иврит).

 * «Аль ха-мишмар», Редакционная статья: «Неизвестный народ»,  22 марта 1957, (иврит).

* Моше Шарет, «Личный дневник», Тель-Авив, 1978, (иврит).

* Гидеон Хаузнер, «Суд в Иерусалиме», Тель-Авив, 1980, (иврит).

* «Ха-олам ха-зе», Редакционная: «У кого зазвонил телефон», 7 июля 1955, (иврит).

* Ицхак Ольшан, «Воспоминания», Иерусалим, «Шокен», 1978, (иврит).

* Й. Бен-Порат, «Беседы со Ш. Тамиром», «Едиот ахронот», 19 и 26 сентября 1980, (иврит).

* Ури Авнери, «Один человек бросает вызов режиму», «Ха-олам ха-зе», 15 сентября 1955, (иврит).

* Центральный сионистский архив, документ А245-36.

* Письмо Д. Бен-Гуриона к Йехошуа Кастнеру, 2 февраля 1958 г. Архив Центра наследия Бен-Гуриона в Сде-Бокере, (иврит).

* «Ха-арец», Редакционная:«Кризис израильского подхода к проблеме Эйхмана», 12 июня 1960, (иврит).

* Йехошуа Гильбоа, «Суд в Иерусалиме», «Маарив», 31 мая 1960, (иврит).

* К. Шабтай, «Генерал Тейлор, министр Розен и доктор Гольдман», «Давар», 11 июня 1960, (иврит).

* Натан Альтерман, «Два воспоминания и письмо», в сборнике статей «Седьмая колонка», т. 2, Тель-Авив, 1973, (иврит).

* М. Майзельс, «Противостояние между Бен-Гурионом и Гольдманом», «Маарив», 3 июня 1960, (иврит).

* Давид Бен-Гурион, «Обновленное Государство Израиль», Тель-Авив, 1969 (иврит).

* Hanna Arendt, «Eichmann in Jerusalem – A Report on the Banality of Evil» (New York, 1964)

* Ш. Тамир, «После поимки Эйхмана – будет ли возобновлен процесс Кастнера?», «Яад», 6 июля 1960 г.; «Хаузнер против возобновления процесса Гринвальда», «Маарив», 28 октября 1962, (иврит).

* Боаз Эврон, «Спрятать в погребе», «Этгар», выпуск 6, 1 июня 1961, (иврит).

* Б. Гохман, «Назад», «Шедамот» 1976, (иврит).

* И. Гутман, «Разъяснение периода Катастрофы и героизма подрастающей молодежи»  «В диаспоре», №3, 1962 г., Йехиам Вайц, «Процесс Эйхмана как поворотный момент»  «Страницы исследования периода Катастрофы», №11, 1994, (иврит).

* Д. Лаор, «Изменение образа Катастрофы – заметки о литературном аспекте», «Кафедра», №69, сентябрь 1993, (иврит).

* Аарон Аппельфельд, «Пятьдесят лет спустя после великой войны», «Едиот ахронот», 20 апреля 1995, (иврит).

* "Путешествие человека в поисках следов человека"  Сборник  отчётов  психологов для министерства образования Израиля  2007, Иерусалим, (иврит).

* Yoram Barak "The Aging of Holocaust Survivors: Myth and Reality, IMAJ March 2007.

* Амирам Барекет: "Бывший руководитель "Яд Ва-шем" заявил: надо больше бороться против убийства людей", "Хаарец", 4 мая 2007, (иврит)

* Дана Рубин и Даниэль Де-Шалит, "Зачем мы ездили в Польшу", "Хаарец",  май 2007.

* Ихиам Вайц "Нельзя суд над Эйхманом  превратить в суд еврейского народа", "Хаарец",  16 апреля 2007, (иврит).

* Авнер Шапира  "Список Бейского",  "Галерея",   16 апреля 2007, (иврит).

* Ронит Рокас,  "Немецкая наивность", "Хаарец", 16 апреля 2007, (иврит).

Источник:

См. также:
Томаш Ґабісь. Релігія Голокосту
 

1 комментарий :

  1. DreamHost is definitely one of the best web-hosting provider with plans for all of your hosting requirements.

    ОтветитьУдалить